Валентин Смирнитский - актёр театра и кино, Заслуженный артист РСФСР, Народный артист РФ

Валентин Смирнитский - актёр театра и кино, Заслуженный артист РСФСР, Народный артист РФ

УТРЕННЕЕ ШОУ: С добрым утром, друзья!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Здравствуйте!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Конец сезона у нас великолепный получается. У нас сегодня в гостях в студии сам Портос!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Шпагу мне!

УТРЕННЕЕ ШОУ: А как по-другому скажешь? У нас сегодня Валентин Смирнитский, артист театра и кино, народный артист Российской Федерации. Валентин Георгиевич, доброе утро!

Смирнитский: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Рады вас видеть! Пользуясь случаем, хотим вас поздравить с прошедшим юбилеем.

Смирнитский: Спасибо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Недавно грянул, не получилось лично, но сегодня можно махнуть помаленьку.

Смирнитский: Не самое радостное событие, но тем не менее.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Настроение у вас неплохое после юбилея, значит, все хорошо. По поводу вашей юности. Вы же поступили в Щукинское училище довольно легко, как вы сами сказали, несмотря на то, что конкурс там был какой-то сумасшедший.

Смирнитский: Такой конкурс был во все театральные и творческие институты. До тысячи доходило.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А чем же вы очаровали приемную комиссию? Взяли, всех растолкали и в народные артисты?

Смирнитский: Не знаю. Говорят, я поразил приемную комиссию, то есть, растрогал их тем, что у меня была… ну, не то, чтобы инфантильная внешность, а такой молодой совсем был, своеобразная и наивная внешность, а читал я ни больше и ни меньше, как Маяковского поэму «Облако в штанах» - серьезную. Чем их очень рассмешил.

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: А когда учились, стипендии же были небольшие.

Смирнитский: Небольшие, конечно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: И вы подрабатывали. Получается, халтурили. От педагогов не влетало?

Смирнитский: Это делали все студенты театральных институтов. Но халтура была по профессии. Мы халтурили на съемках фильмов, мы работали в массовке, в групповке. Это был основной заработок. Иногда мы подрабатывали, когда приезжали на гастроли какие-то театры из других городов, то нас приглашали для массовых сцен и нам платили тоже за это деньги. Это наша халтура была. Мы не вагоны грузили, а занимались конкретно по профессии. И в театр Вахтангова нас привлекали иногда на всякие массовые сцены, за что платили три рубля.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Неплохие деньги! Ваша профессиональная карьера уже серьезная началась в Ленкоме. Вы работали у Анатолия Эфроса. А потом, там были определенные сложности, отстранили Анатолия Эфроса.

Смирнитский: Это был перевод такой в театр на Малой Бронной. А он пожелал с собой, и ему пошли навстречу, взять группу артистов. Вот я и попал. И мы перешли в театр на Малой Бронной.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вы как-то думали о том, стоит уходить из Ленкома или нет? Мучались этим вопросом?

Смирнитский: Не мучился совсем. Считал Эфроса своим наставником театральным и понимал, что это та самая школа, которую нужно постигать. Мне это в какой-то степени удалось, он меня многому научил.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Если говорить про театральную историю, так долго с вами вели переговоры, вас приглашали, но мы не могли вас заманить к нам в студию. Вы говорили, что у вас серьезный репетиционный период, вы где-то в разъездах. А что вы репетируете?

Смирнитский: Недавно спектакль в Питере, репетировали, правда, в Москве, иногда в Питере и в Москве. Но выпускали в Питере, сыграли 14-ого числа премьеру. Пьеса называлась «Горячая индейка в полночь». Ее многие голливудские актеры вне бродвейских театров играли. Мы ее переделали, у нас называется «И снова горько!» Про семейные пары моего возраста.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Скандалы, интриги расследования или про любовь?

Смирнитский: Про взаимоотношения людей уже в возрасте, скажем так. Про сложности всякие, так сказать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Валентин Смирнитский кокетничает. Моего возраста, говорит! В этом возрасте знакомятся! Прекрасно выглядите!

Смирнитский: Спасибо большое!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Сегодня же 19 июля. В 1980 году в этот день стартовала Олимпиада в Москве. Вы смогли тогда попасть на соревнования, открытия, закрытия? Вы вообще в Москве были?

Смирнитский: Я в Москве был, но это сопряжено с печальной датой, со смертью Владимира Семеновича Высоцкого, которого я знал. И там это все перемешалось. Я на соревнованиях практически не был. Потом какие-то съемки тогда были плюс ко всему. Но я был в Москве. Но Олимпиада, естественно, я помню, что город вычистили. Это я помню. Появились какие-то дефицитные продукты в магазинах, сигареты иностранные всякие, которых не было. Какие-то напитки алкогольные и так далее.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Колбаса и сервелат были в свободном доступе.

Смирнитский: Это сейчас трудно современным людям объяснить, что это было тогда. Мы тогда жили во всеобщем дефиците. И это был некий праздничный момент, скажем так.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А я к спорту вернусь. Вы же были подающим надежды футболистом.

Смирнитский: Да. И я снимался в футбольном фильме «Удар! Еще удар!» на Ленфильме. Я вообще до сих пор люблю футбол, увлекался этим делом, этим видом спорта. И до сих пор за ним слежу. Был в то время знаком с очень известными нашими футболистами того времени. Легендарными, скажем так. Мне посчастливилось. Но в силу того, что я тоже был публичной личностью, так мы пересекались. Миша Посуэло был такой футболист. Мы с ним одно время дружили. И он меня перезнакомил со многими.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А сейчас в мяч удается поиграть?

Смирнитский: Сейчас реже, конечно. Но все-таки при всей вашей комплиментарности, скажем так, все-таки возраст. Как-то мне уже и не солидно бегать во дворе!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Да ладно!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Очень даже и солидно! Вы ведь поехали в Одессу на пробы, будучи со сломанной ногой. И вы же не знали, на какую роль.

Смирнитский: Не знал.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А когда вы это узнали и как отреагировали?

Смирнитский: Я отнесся несерьезно. Во-первых, действительно была сломана нога. Во-вторых, я был утвержден в другую кинокартину, я уже подписал с ними контракт.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Она же зарубежная была?

Смирнитский: Это снимал рижский режиссер. Должен был снимать в Польше, в Германии. За кордоном. Детектив двухсерийный. Тогда за границу сложнее было выезжать, мне должны были сделать заграничный паспорт, для этого оформлялось все, целая история. Я настроился. Но получилось так, как получилось.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Уже во Львове во время съемок, я читала, что вы прямо хулиганили!

Смирнитский: Что значит хулиганили? Мы жили. Это наша жизнь была. Попадется вам если на зуб Боярский или Смехов, то они вам тоже расскажут все подробно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Боярский к нам заходил.

Смирнитский: Имейте в виду, это наша жизнь была.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что за истории были? Расскажите хотя бы парочку.

Смирнитский: Много раз. Мы там и выпивали, устраивали всякие веселые вечеринки. Все было. Вокруг была масса девиц всяких львовских. Они снимались параллельно в ролях карьеристок, всяких дам. И с нами тоже крутили.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Красота какая!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Надо, чтобы Света удержалась, а то она собирается крутить с Портосом прямо сейчас!

Смирнитский: Да ладно!

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Один раз можно! Про красавиц поговорили, про кубки можно сейчас поговорить. В плане того, что за кадром, понятно, во время съемок фильма «Мушкетеры» вы расслаблялись.

Смирнитский: Конечно, молодые были, а как же не расслабляться.

УТРЕННЕЕ ШОУ: На съемках напитки были реально спиртные?

Смирнитский: Нет, конечно. Все-таки, съемки были связаны и с каскадерами, с верховой ездой, что чревато серьезными травмами, и с фехтованием. Были всякие случаи серьезные. Миша Боярский себе запястье сломал.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Зуб, по-моему, еще.

Смирнитский: А это ему попали в зуб рапирой. Там было такое. Там надо было серьезно к этому отнестись. Нельзя было расслабляться. И в кадре со спиртными напитками ни в коем случае. Надо было быть собранным.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Какая получается история. Мы, девчонки, очень любим мушкетеров за то, что они такие красивые, хорошие и ради нас, девочек, всегда готовы на подвиги. А скажите, в жизни случалось вам совершать подвиги ради женщин?

Смирнитский: Это громко сказано – «подвиги».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну хотя отчебучивать что-нибудь.

Смирнитский: Случалось отчебучивать и случалось вступать в рукопашные за женщин. Все было, конечно. Дам надо отвоевывать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хорошо звучит.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А серенады, может быть, под окнами пели, как-то по-особенному ухаживали?

Смирнитский: Насчет серенад не помню, а ухаживания были красивыми: с цветами, с подарками. Все, как полагается.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А в студенческие годы откуда деньги на цветы и подарки?

Смирнитский: В студенческие годы мы были все бедные. Вообще, в тех условиях, все, что могли, мы пытались сделать. На последние гроши купить, может быть, букетик цветов. Это уже считалось большим достоинством и подарком.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А в кино сходить?

Смирнитский: И в кино сходить или пригласить в какое-нибудь кафе. Я не говорю про ресторан дорогой, просто кафе. Это уже тоже считалось большим, серьезным поступком, намеком на дальнейшие серьезные отношения.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это как у Жванецкого практически: портвейна налил, на трамвае прокатил – твоя!

Смирнитский: Собственно, да, схема такая.

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Женщины потянулись. Светлана из Белгорода до нас дозвонилась. Светлана, доброе утро!

Светлана: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Пожалуйста, знакомьтесь с нашим гостем Валентином Смирнитским!

Светлана: Здравствуйте! Доброе утро, Валентин Георгиевич!

Смирнитский: Доброе утро!

Светлана: Иногда артисты в кино импровизируют. И это остается в фильмах. В роли Портоса у вас была какая-то импровизация?

Смирнитский: Мы только этим и занимались. Мы импровизировали очень много. Но в пределах сюжета, в пределах Дюма, естественно. Но импровизации было много. Вообще, это авантюрно-приключенческий роман с большим количеством юмора. И мы старались все это вытащить. Да и жанр был музыкально-юмористический все-таки. Музыка Дунаевского этому способствовала. Импровизировали мы все очень много. И придумывали. Режиссеру это нравилось, он все фиксировал.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Понятно, валокордин не пил после этого?

Смирнитский: Нет, не пил.

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Никуда вам не деться от этого образа!

Смирнитский: Несу свой крест.

УТРЕННЕЕ ШОУ: У нас сегодня завершение сезона. У музыкантов есть традиция заканчивать гастроли или что-то типа того. Зеленый концерт – это когда друг над другом начинают глумиться: гитары расстроят, клавиши заклеят.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кошмар!

УТРЕННЕЕ ШОУ: В театре есть такие традиции на закрытие сезона?

Смирнитский: Нет, такого нет. Обычно в театре банально закрывают сезон.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Закрыли занавес и все?

Смирнитский: Нет. Мое последнее место работы было в театре Луны у Сергея Проханова. Мы закрывали сезон тем, что выезжали на пленэр, нанимали пароход, собиралась вся труппа, плюс все приглашенные всякие, люди, которые любили театр, спонсоры и так далее. Мы выезжали и устраивали общий пикник.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Корпоратив!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну что, мы, наверное, уже будем прощаться!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Сматываем удочки!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Идея с теплоходом очень классная. Представляешь, сегодня прокатились бы, гульнули бы.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лодку на веслах пообещать могу.

(смеются)

19.07.2019

Назад