Игорь Николаев - популярный композитор, певец и музыкант

Игорь Николаев - популярный композитор, певец и музыкант

На Ретро FM продолжает звучать только Алла. Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Ну что ж, друзья, я ваш сто первый друг Игорь Николаев. В ближайший час будут звучать мои песни, что мне безумно приятно в такой день, юбилей моей любимой Аллы Пугачевой!

Как будто вчера мы с Пашей Жагуном написали песню «Сто друзей», которая уже успела стать японской народной песней, звучать и на финском, и на других языках. Потому что друзья у нас повсюду. Особенно много их на Ретро FM. Всем привет! Добрые вечер!

Седой паромщик увозит меня на своем пароме на другой берег, где мы сидим в далеком 1984 году на дне рождения у автора этих стихов Николая Зиновьева вместе с его двоюродным братом Олегом Ивановичем Янковским, потрясающим актером, вместе с Аллой Пугачевой. Коля показывает мне текст, мы его читаем с Аллой. Он вообще посвящен войне, тем людям, которые получили ранения во время войны. Паромщик сам инвалид, и он помогает таким же инвалидам, помогает детям попасть в школу. И на рассвете так приятно брать их поумневшими назад, и он умиляется всему этому. То сирота, то инвалид к нему стучится. Вдруг он поймет, соединит, вернет им счастье? Алла читала, читала:

«Коля, я хочу про любовь!»

Там не хватало поворотного четверостишия, которое всю песню развернуло бы в совершенно другую сторону. Которое было придумано прямо там же, за этим столом. Звучало оно так:

«Но нас с тобой соединить паром не в силах, нам никогда не повторить того, что было».

Все встало на свои места. Песня была придумана. Мы ее прогорланили прямо там уже за этим столом на этом дне рождения. И на этом же дне рождения она превратилась в народную песню. Потому что ее удобно петь за столом, потому что она об искренних человеческих чувствах. Потому что всем нам нужен паромщик, который перевезет нас на тот берег, где нам будет лучше, где нас ждут любимые люди.

Конечно, вы нам нужны. Вы нам всем нужны, Алла Борисовна. Слушателям Ретро FM, мне, всем тем, кто не безразличен к вам все эти годы. Я сейчас слушал песню «Осенний поцелуй» и вспоминал, как происходила запись на студии в Олимпийском. Когда дошло до слов: «Кто бы мог подумать, что злодейка-юность так невпопад возвращается вновь», возникла какая-то щемящая атмосфера. Запись дальше невозможно было продолжать. Нужно было это принять, осознать. Это наше единение, поскольку вы написали музыку, а я слова этой песни, мы как два автора тоже мучались в этой студии. Мы ждали, когда же все-таки произойдет совершенно другое восприятие именно этого текста и дальше пойдет уже легкий припев «Осенний поцелуй после жаркого лета». Вот это ощущение, когда ты из лета переходишь в осень и в творческой жизни, и просто в жизни, это очень больно, это очень волнительно. Только сильные люди могут это воспринять с улыбкой. Поэтому эта песня для меня занимает особое место.

А что касается следующий песни, боже мой, это веселый период наших гастролей во Владивостоке, когда мы каждый день какие-то песни придумывали, каждый день что-то у нас происходило. Мы катались на водных лыжах, мы ловили трепангов, каких-то морских чудищ. Жили чуть ли ни месяц во Владивостоке в потрясающе творческой атмосфере. А балалайка – это песня на стихи Михаила Танича, который придумал запевы, а припев я хотел, чтобы была имитация неких народных инструментов разных звуками «дрынь-брынь». Но чтобы все это уложилось в поэтический текст и чтобы это можно было проиллюстрировать в аранжировке. Цитату «светит месяц» играет настоящий большой оркестр народных инструментов. Сто человек! И балалайки, домры! Все это было мощно. Изобретательность Аллы Пугачевой была в том, что, когда мы писали эту песню на студии, половины сольных инструментов не было, а она насвистывала, наигрывала на губах, изображала все эти звуки. Это была одна из самых веселых наших студийных записей. Ну и песня такая легкая, классная. Хорошо, что эти песни живут дальше своей жизнью, что их записывают новые артисты. Значит песня эта интересует новое поколение, это очень приятно. Но сегодня мы ее будем слушать в оригинале, как она была записана и сделана. На стихи Михаила Танича «Балалайка».

А следующая песня – «Алло!». Ух, какой рок-н-ролл-то, а! У нас был тогда, конечно, рок-н-ролльный период. Это была Швеция, это была «Лестница Якоба», премьера была в Стокгольме и на шведском телевиденье. Мы приехали все такие рок-н-ролльные. С нами была группа «Круиз», все тоже такие на кожаных куртках, на косухах. И мы себя чувствовали прямо европейцами. Помню, что была группа «Europe» с нами. Они были супер модными, супер горячими парнями. Ки Марселло, их гитарист, повел меня в один хитрый магазинчик в Стокгольме, где один турецкий талантливый мастер делал куртки. Оказывается, всем группам мировым он делал – «Bon Jovi», «Whitesnake», он всем роковым группам нарезал вот эти куртки с бахромой – белые, черные, разные. Он снял мерку и сделал мне настоящую, роковую куртку. Я был страшно этим горд! Потрясающе, куча воспоминаний! День рождения Тины Тернер у нас происходил, и игра в футбол с Родом Стюартом. Отличное было время! А эта песня как раз звучала на «Лестнице Якоба».

У Аллы это здорово получается – рок-н-ролл, все, что связано с драйвом. Это ее. И как раз был тот период, когда это на самом деле отражалось на многих песнях. Но «Алло» – это, наверное, первая ласточка была, когда она перешла в этот жанр. Это тоже ее музыка, я написал слова этой песни. По-моему, это все было гармонично. Во всяком случае для того времени, и для европейского телевидения того времени. Они были все приятно удивлены, что такой стиль музыки вдруг у них прозвучал. Это мощная программа была – «Лестница Якоба».

Но не менее мощная была программа «Рождественские встречи». Огромное количество песен того времени, которые я писал для Аллы Пугачевой, прозвучало именно в «Рождественских встречах». Потому что всегда это был театр. Была сборная программа. Каждый номер был действием, каждый номер был спектаклем. Это было единение артистов на сцене. Никто никуда не уходил после исполнения своей песни, все оставались на сцене, все слушали других артистов. Это была совершенно уникальная атмосфера. Очень жаль, что она больше не повторится. А, может быть, и повторится. Никто этого не знает. Во всяком случае, это было незабываемо. И каждая песня, которая там звучала, запоминалась. И я спел много песен, которые пошли из этой программы. И, конечно, у Аллы Борисовны песни, которые там звучали, сразу, моментально оставались у всех на слуху. Вот одна из таких песен. Я ее очень люблю, мне нравится этот образ, который я придумал – «Озеро надежды».

Но самое удивительное, когда я приехал в город Холмск на Сахалине, буквально за три километра, вдруг я вижу указатель, реальный знак дорожный, на котором написано «Озеро надежды». Я совершенно обалдел. До этого я знал, что только на Луне есть Озеро надежды. Я обомлел, попросил водителя остановиться. Говорю:

«Неужели существует такое озеро? Я думал, оно только в моей фантазии, а оказывается оно реально!»

Там еще, кстати, есть и Море счастья, и Река любви. И еще есть Озеро надежды. Вот такой рассказ. «Озеро надежды» на Ретро FM.

«Местный Казанова». Да-да-да, я вспоминаю эту атмосферу, эту песню. Это тоже рок-н-ролльный период. Это период, когда «Две звезды» мы записывали. По-моему, тут даже Володя Кузьмин играет на гитаре. Такая штука… Она тоже звучала на «Лестнице Якоба». Тот самый период проекта, когда мы ездили снимали то в Стокгольме, то в Москве. Я даже не помню, в какой стране. Нет, «Местный Казанова» как раз в Стокгольме писали. Почему я писал этот текст? Это Сочи, наши первые годы гастрольные. С Аллой, когда мы ездили, жили все время в гостинице «Жемчужина». Это воспоминание классное. Такое, когда ты «бах!» оказался в таком крутом коллективе. Вдруг селят тебя в такую крутую гостиницу. И ты уже такой ходишь весь молодой. Боже мой, сколько мне лет тогда было? 20-21 год, пацан! И мы ходили по пляжу, знакомились. Такие все были модные, в модном коллективе. И это ощущение «местный казанова». И кто-то играет в ресторане. Это тоже мое сахалинское детство, когда я сам играл в ресторане. Эх, классное было время! Когда смотришь чуть-чуть с высоты этой маленькой ресторанной сцены на публику. И когда тебе 16 лет, когда вся жизнь впереди. Знакомишься с красивыми девушками. И вот это как-то остается в памяти. И потом просто оно быстренько как-то материализовалось и появилось в этой песне. Получилось совершенно легко. Просто быстро записали эту песню и все. Помню хорошую, веселую атмосферу, рок-н-ролл тех времен. Было хорошее время.

«Расскажите, птицы!» – это моя первая песня для Аллы Пугачевой. А все первое никогда не забывается, это самая дорогая песня для меня. До сих пор, знаете, когда эта песня звучит где-то, мы с Аллой Борисовной принимаем ее очень близко к сердцу. Потому что ситуация в мире, мягко говоря, напряженная, и планета наша хрупкая. И все, что там было сказано в тексте песни, как-то начинает сбываться. Очень хочется, чтобы мы и наши дети все-таки жили под мирным небом. Мурашки до сих пор, когда я слышу голос Аллы, которая поет эту песню. И ту эмоцию, которую она в это вложила. Песня, казалось бы, не о любви. Гражданское звучание. Но она все равно как-то своей пронзительностью обратила на себя внимание.

Я помню, что мы очень сложно ее записывали. Она как-то не давалась. Тогда на советском телевидении нельзя было песню утвердить без худсовета. А мне нужен был симфонический оркестр для записи. И вот мне нужно было, чтобы песня через худсовет прошла. Я пришел, сидят эти мощные дядьки, авторы, худсовет, от которых зависело, будет песня в эфире или нет, дадут запись или нет. И я им всем играл, сидел за роялем. Потом ждал в предбаннике этого худсовета, что мне скажут. Достаточно долго ждал, пару часов. Они обсуждали-обсуждали-обсуждали. Потом дообсуждались, что песню утверждают, и что дают бюджет и на симфонический оркестр, и на всю запись. Я был на седьмом небе от счастья. И тогда уже процесс был запущен. Это был реальный симфонический оркестр в этом куске. Он коротенький, но он стоит, видимо, всей песни. Мы реально записывали звон разбитого стекла. И когда вдруг после этого прекращал играть рецитал и начинал играть симфонический оркестр, это, конечно, совершенная магия музыки. Потому что совершенно под другим углом сразу виден и текст, и мелодия, и вообще вся ситуация, которая в песне. Кусочек звучит всего секунд 15-20. Вот ради этого нужно было проходить все это – и худсовет, и заказ симфонического оркестра, потому что это того стоило.

Сейчас, когда слушаешь эту песню спустя 35 лет, она не теряет актуальности. Вначале звучит мой любимый синтезатор «Moog», тембр, который я искал долго, потому что это любимый инструмент моего любимого Кита Эмерсона из «Emerson, Lake & Palmer». Который не просто играл на «Moog», для которого сам «Moog» делал этот инструмент. Moog  – это, оказывается фамилия. Но он так называется. Moog – автор этого инструмента. Я хотел, чтоб именно такой был звук нереальный, который сразу приковывает внимание. И ты просто сидишь на этом звуке. И вдруг вступает голос Пугачевой. Представляете, прошло сколько времени, а эта атмосфера не рассыпалась. Она в этой песни осталась, продолжает в ней жить. Это моя гордость. Я правда горжусь, что эта песня появилась в моей биографии, что именно она стала моей первой песней. И спасибо большое Алле Пугачевой, что она тогда поверила мне, молодому мальчику. Молодому своему музыканту-клавишнику. Взяла мою песню и так эта песня высоко взлетела. «Расскажите, птицы!» на Ретро FM.

«Две звезды»! Ух, как же звучит гитара у Володи Кузьмина, боже мой! Кстати, у него тоже юбилей в этом году. Большой, 60 лет, пойду поздравлять нашего дорогого Владимира Борисовича с его юбилеем. И я вспоминаю этот день, утро, переходящее в вечер. Вечер переходящий в утро даже. Мы отмечали его день рождения сначала по сахалинскому времени, это тогда на восемь часов было раньше, дальше продолжали по московскому. И когда все гости уже прилично гульнули, надо сказать, что автор тоже прилично гульнул. На другое утро я показал гостям на рояле… рояль, кстати, был единственным предметов мебели – ничего не было. На нем уже стояла и выпивка, и закуска, вокруг него стояли гости, все было весело. Я сыграл эту песню, «Две звезды». Был Володя Кузьмин, Алла, Руслан Горобец, Саша Кальянов. Была хорошая компания. Я сыграл эту песню. И тогда все сказали: «А чего мы стоим-то здесь? Саш, поехали на студию записывать!» Мы прямо на студию поехали записывать. Тут же сделали аранжировку, тут же Володя Кузьмин сыграл на гитаре все соло, быстро все спели. Представляете, если 17 января они в первый раз услышали эту песню, а в феврале она уже звучала на «Сан-Ремо». Представляете, как это быстро случилось? Просто за один день, за один час эта песня стала жить. А потом она уже появилась в майском «Голубом огоньке». Вот так надо гулять на днях рождениях, друзья, чтобы появлялись такие песни! Хорошо надо гулять.

Есть вещи более интимные. Например, песня «Свирель» о том, что рано или поздно приходит час, когда нужно передавать эстафету кому-то. Кто подхватит эту свирель, которая звучит в голосе, кто будет дальше играть на этой свирели. Вот в чем вопрос. Это тоже была песня из «Рождественских встреч». Там сидели, по-моему, Кристина и Алена Свиридова. Они сидели две юные певицы, которым нужно передавать свою свирель. И дальше, чтобы жизнь продолжалась и песни звучали дальше. Все понимали, что не надо никому ничего передавать, что свирель в надежных руках. Но, тем не менее, сама история этой песни была достаточно трогательная. Потому что сразу хотелось посмотреть вокруг и сказать: «А кто действительно возьмет дальше свирель и кто на ней будет дальше играть?» Вот такая история. Песня «Свирель» на Ретро FM в день юбилея Аллы Пугачевой.

У меня всегда дух захватывает от песни «Балет», от этой оды потрясающей, инструментальной. Это оркестр Госкино, дирижер Сергей Скрипка. Это была большая симфоническая работа, поскольку играли все одним дублем, иначе симфонический оркестр писать невозможно. И это было достаточно сложно, потому что подобное сложно играть симфоническому оркестру. Скрипки всегда хотят играть вперед, духовые назад. Это очень сложно, почти невыполнимая задача. Один из дублей, вдруг всех накрыло какое-то общее вдохновение тотальное. Все сыграли всю песню от начала и до конца абсолютно в ритме, точно, прекрасно. И этот дубль, к счастью, сохранился. Мы его зафиксировали. Мы страшно были рады. И потом, конечно, пришла Алла Пугачева в студию. Объединила все это своим потрясающим голосом. Она сразу перевоплотилась, она практически сразу стала некоей оперной дивой, которая влилась тут же органично в ткань музыки. Тембр приобрел некую оперную округлость. И в то же время экспрессия осталась все равно пугачевская здесь. Блестящий романтический текст Ильи Резника – все это завораживало. Потому что все это было сделано качественно, на совесть, на века. Поскольку звук симфонического оркестра он не устареет никогда, всегда будет звучать актуально и современно. Так же, как в этой песне звучит совершенно уникальный голос Аллы Пугачевой. Песня «Балет» на Ретро FM.

Я очень рад, что мы с вами вместе, и я могу рассказывать об этих песнях, об этих эпизодах моей жизни. Ну что, время для последней песни в этой программе, но не последней в нашем совместном творчестве, потому что у меня песен, которые я написал для Аллы Пугачевой намного больше. Но в этот час поместились только эти. И сейчас прозвучит песня, которая кардинальным образом изменила мою судьбу. Я бы даже сказал, что есть Игорь Николаев до «Айсберга», а есть Игорь Николаев после «Айсберга». Эта песня сделала меня известным композитором, пишущим для Аллы Пугачевой. Никто меня не видел, никто не знал, кто это такой, что это за человек, как он выглядит. Как-то мной начали интересоваться.

На самом деле эта песня тоже была достаточно случайно записана. Сначала она как-то не очень нравилась, потом нужно было переделать текст: «Ты уйди с моей дороги или стань моей судьбою». Этого текста не было вообще в песне. Эта песня писалась в студии Кардиоцентра, которая была не очень приспособлена для записи вокала. Она была приспособлена, видимо, для того, чтобы записывать выступающих на сцене людей, докладчиков. Поэтому, эта студия располагалась там, где обычно кинобудка располагается в залах кинотеатров. То есть, за залом. А микрофон стоял на трибуне. То есть был президиум – длинный стол, трибуна с гербом Советского Союза, и это было достаточно комично. Почему никто это не снял? Почему никто не сделал ни одной фотографии? В совершено пустом зале Алла стояла за трибуной и пела «ледяной горою айсберг», поскольку там находился микрофон. Для меня это был замечательный, классный, незабываемый опыт жизни. Когда закончилась запись, когда она спела всю песню, она спрашивает: «Ну как?» Я робко нажимаю кнопку переговоров и говорю: «Алла Борисовна, все замечательно. Будет еще дубль?». Она говорит: «А надо?» - «Нет, не надо. Так отлично, так гениально!» У меня было две песни на моей памяти в записи Аллы Пугачевой, где запись занимала ровно столько, сколько идет песня. Это песня «Прости, поверь». И песня «Айсберг» на Ретро FM.

С вами был Игорь Николаев. Незаметно пролетел этот час с моими песнями в исполнении Аллы Пугачевой. Также незаметно пролетели и эти годы. И только слушая эти песни, вспоминаешь все эти истории, все эти обстоятельства, при которых они появились на свет. Я хочу сказать вам... Это будет абсолютно честно, дорогие радиослушатели, что я писал эти песни по большой любви к этой прекрасной, уникальной женщине, которая поет. Дорогая Алла Борисовна, я вас очень люблю. Целую, обнимаю, поздравляю. Желаю счастья и здоровья вам и вашим близким, любимым людям. Ваш Игорь Николаев. Здорово, что был этот час на Ретро FM! Всем спасибо!

Назад