Лариса Рубальская - Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, поэтесса, автор текстов популярных песен

Лариса Рубальская - Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, поэтесса, автор текстов популярных песен

УТРЕННЕЕЕ ШОУ: Добрейшего всем утреца, друзья! Вот так понедельник у нас выдался – просто праздник какой-то. Нет, почему какой-то? Настоящий! День рождения Ларисы Рубальской. Лариса Алексеевна у нас в студии  сейчас в «Первой смене» на Ретро FM и мы говорим ей : «Доброе утро!»

РУБАЛЬСКАЯ: Доброе утро! Я сама себе завидую, что мой день рождения в такой чудесной компании такой чудесной радиостанции!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Прекрасно звучит! Мы вас поздравляем не только от себя, но и от всех радиослушателей тоже. И, естественно, вопросов у нас масса, так что вы уж готовьтесь.

Рубальская: Обязуюсь отвечать честно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Тогда отвечайте. Вот скажите, поэтом обязательно родиться? Или им можно как-то стать, натренироваться?

Рубальская: Нужно сначала родиться, потом сильно тренироваться, а потом стать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, вот вы родились, а как вы тренировались?

Рубальская: Нет, во-первых, я не знала, что я родилась, я думала, что надо тренироваться. Ну, так вот получилось: то лист летит кленовый осенний – какая-то строчка в голове, то мальчик посмотрел не так, как я хотела – еще четыре строчки – так потихонечку сложились стихи. А потом мне стали объяснять, что вроде получается.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Понятно. А вот скажите, если уж говорить о дне рождения – это все-таки день, в который дарят подарки, а вы когда-нибудь дарили на день рождения кому-нибудь только стихи? Вот у человека все есть, а вы так – бац – и стихотворение!

Рубальская: Не когда-нибудь, а в последнее время. Все больше людей вокруг меня, у которых все есть и все меньше людей, которые могут это в слова такие красивые заернуть, в такую красивую обертку. Поэтому, когда я дарю стихи или песни, я очень лихо умею на существующие мелодии писать песни относительно каждого человека, и тогда получается хорошо, и подарок – лучше не бывает. Вот этим я сейчас занимаюсь.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Значит, вы экономите, скажем так, на подарках? (Смеется)

Рубальская: Вы знаете, экономлю огромные деньги. (Смеется)

УТРЕННЕЕ ШОУ: У нас уже большой красивый тортик на столе стоит и свечки прямо в центре студии и гостья – прекрасная, обворожительная Лариса Рубальская, поэтесса... Я уж не знаю, поэтессой–песенницей как-то назвать... Ну не знаю.

Рубальская: Можно я скажу, как назвать? Автор песен и стихов.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот сразу видно: человек с литературой на ты!

Рубальская: И можно, тортик вы будете есть, а я – только свечки задувать?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хорошо тогда мы их еще раз подарим (смеется). Вы не любите сладкое?

Рубальская: Нет, я решила с сегодняшнего дня, дня своего рождения, взять себя в руки. Пока это сделать трудно, а к следующему, может быть, я смогу себя обнять.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Давайте с завтрашнего дня? Ну, так проще будет на самом деле.

Рубальская: Уговорили.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лариса Алексеевна, скажите, пожалуйста. Вы ведь окончили Московский педагогический институт и вы – дипломированный преподаватель русского языка и литературы. Но по специальности вы проработали всего лишь две недели.

Рубальская: Я подозреваю, что вы знаете мою биографию.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, немножко, чуть-чуть. Уволили вас из-за сказки «Морозко».

Рубальская: Да, это профнепригодность.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А в чем  там дело-то было?

Рубальская: А потому что детям объясняла, что самый положительный герой из всей русской народной сказки – собачка, которая честно лаяла. А остальные все – кто злодеи, кто завистник. А комиссия из РОНО пришла… В советское  время сказать, что собака – положительный герой, и две недели – это была черта моего трудового стажа на поприще преподавания.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Прямо как в кино: «Какая такая собака?!» Подождите, а девушка из «Морозко», главная героиня – Машенька, в ней-то какие нехорошие качества?

Рубальская: Машенька безвольная поначалу была, а собачка – она была яркая, яркий представитель своего собачьего дела. Поэтому на меня это произвело впечатление, и я решила весь 5 «А» заразить этим, хорошо понимать, кто – да, кто – нет.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но 5 «А» не заразился, видимо.

Рубальская: 5 «А» как раз заразился! Чего и опасалась очень комиссия из РОНО. Они сказали: «Идите работайте пионервожатой, подавайте горны и барабаны – это вам по таланту. А детей...»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Подавали?

Рубальская: Нет, я ушла плакать. Не состоялась моя педагогическая деятельность.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Может, оно и к лучшему?

Рубальская: К лучшему, потому что слезы мои капнули на газету, в которой было объявление – набор на курсы японского языка. И жизнь моя изменилась к лучшему.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хотел сейчас сказать, что-то по-японски, но ни одного слова кроме банзай мне в голову не пришло.

Рубальская: Банзай – замечательное слово.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вы помните японский? Говорите на нем?

Рубальская: Конечно, сейчас вместе со мной здесь рядышком в Москве за стенкой – моя подруга из Японии. Она прилетает каждый раз в мой день рождения, ей 88 лет. И мы с ней говорим по-японски две недели каждый год. Ну, конечно, я тут столько лет проработала, я помню его.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, ничего себе. Какая история!

Лариса, это вы сейчас – признанный автор. Чтобы с вами поработать, надо отстоять очередь приличную. А раньше-то, молодая поэтесса, как вы вообще двигали свое первое стихотворение? Композиторов искали, исполнителей? Думали вообще об этом?

Рубальская: Вы знаете, мне двигать вообще в жизни ничего не пришлось. Каким-то образом эта дорожка трудная, она сама передо мной так стелилась. Никто ко мне в очереди и теперь не стоит. Вы знаете, если на все смотреть не так сложно, корыстно, хитроумно, оно само идет на встречу, так бывает. Но когда-то мне встретился мой суженый-ряженый, который стал моим мужем, разглядел во мне какую-то способность и стал мне в этом помогать. Хотя он не был продюссером, но он был даже, можно сказать, продюссером по природе. Он был доктором-стоматологом и показывал своим больным, которые причастны к музке те стихи, которые ему казались похожими на песни

УТРЕННЕЕ ШОУ: И кто оказался в его руках? Кто не смог отвертеться?

Рубальская: В его стоматологических лапах оказался Владимир Мигуля. Он отверчиваться и не хотел. А потом один за другим все охотно шли поправлять свои улыбки, а потом – прямиком к нам за стол, на кухню.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Все понятно, значит, через стоматолога все шли.

Рубальская: А потом плескали колдовство, расплескивали – так получались песни.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А была когда-нибудь песня, стихами которой вы бы восхищались? Не ваша, а чья-нибудь?

Рубальская: Ну, много. Я вообще-то не завистливая, но восхищаюсь охотно. Особенно, когда Максим Леонидов пел: «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она» – это так здорово, это так умно, это так талантливо придумано! Я вот в тот момент позавидовала, ну что ж это не я–то?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я тоже над этими словами задумывался, и тоже оглядывался, оглядывался, но нет – лучше смотреть перед собой. Потому что передо мной Лариса Рубальская сидит, я получаю эстетическое удовольствие, удовольствие от общения.

У нас легкий человек в эфире, приятный во всех отношениях – Лариса Рубальская, поэтесса, автор песен, член Союза писателей Москвы.

Рубальская: Насчет легкости: знаете, у меня легкая рука. Когда ко мне после концертов подходят незамужние девушки, потом повторно они приходят, и все говорят, что замуж вышли. За левую ладонь подержались, если у кого проблемы – вот моя ладонь с собой.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Претензии потом предъявляли?

Рубальская: Нет, некоторые подходили по второму разу, я говорю: «Вы же уже с кольцом!» Говорят: «Да нет, поменять хочу!» Насчет денег не обращайтесь, насчет счастья – пожалуйста.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Скажите, пожалуйста, когда песни на первое место обычно ставят композитора: музыка – такого-то композитора, слова – такого. Либо когда говорят о песне, поэта вообще не вспоминают: песня композитора такого-то. Вам не обидно как поэту, что вы задвинуты на второй план?

Рубальская: Я не задвинута на второй план. Мне повезло очень, видимо, фамилия такая, немножко раскатистая. Меня всегда называют. А иначе, как бы вы обо мне узнали?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Логично.

Рубальская: Понимаете? Вот что-то такое есть. Я сама эту магию пока не понимаю. Но, почему-то, всегда называли, всегда поднимали. Так что мне повезло в этом.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Дело-то наверное не в фамилии, по всей видимости, а в стихах, в таланте.

Рубальская: Я так не рассматриваю. Ну, какая-то такая способность есть...

УТРЕННЕЕ ШОУ: Скажите, пожалуйста, а стихи лучше пишутся на ясную голову или можно себе позволить рюмочку вдохновения?

Рубальская: Вы знаете, можно и рюмочку, можно и на ясную голову. Я даже не знаю, отчего это зависит. Это зависит от того что я слышу, и кто рядом. Я жизнь воспринимааю ушами. Какое–то слово услышу, какой–то импульс услышу– и меня ничто уже не остановит. А иногда я могу и пить и одну рюмочку и вторую, и с ясной головой, и ничего в голове нет. Это что–то такое с неба спускается.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот что хотел спросить. Чтобы познакомиться с Анне Вески, вы в свое время, в буфете на телевидении ей купили бутерброд с колбасой.

Рубальская: Было такое.

 

УТРЕННЕЕ ШОУ: После этого ваша дружба и творческое сотрудничество началось. А что за колбаса была?

Рубальская: Копченая. Я помню, это было времмя дефицита, когда ничего не было, и стоило это немало. А авторские, как вы помните, небольшие. И почему–то эта история такая нехитрая, ее все помнят с тех пор. И Анни сама каждый раз смеется, как она сказала: «бутерброд с этим колбасом». Я решила к ней как–то подлизаться, чтобы она меня узнала. И я говорю: «Я хочу вас угостить». А она сказала: «Купите бутерброд с этим колбасом!» (Смеется)

УТРЕННЕЕ ШОУ: А по поводу дефицита, как вы вообще доставали в дефицит? Где пользовались своей известностью?

Рубальская: Я напоминаю, что во время дефицита мой муж работал стоматологом. Очень хорошим. Среди больных было много людей, которые работали в общепите, и в магазинах. Поэтому колбасу, ветчину и компот из ананаса нам достать ничего не стоило. И популярна была не я, а мой муж – доктор.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лариса Алексеевна, а вот есть расхожее выражение «проснуться знаменитым». У вас был такой момент, когда вы поняли, что наступило то самое утро, и теперь о вас знают, о вас говорят?

Рубальская: Нет, такого, честно, я не лукавлю, у меня нет такого ощущения, что я знаменитая. Хотя, конечно, когда иду по улице, я всегда говорю, со мной человечество здоровается и фотографируется. Но был момент, когда я поняла, что я какая–то не такая как все. Это когда первую песню пропела Валентина Толкунова, я сидела в зале и Володя Мигуля объявил меня, и я встала, когда все, что у меня было упало из рук, выкатилось из сумки – тот день я проживала ту минуту славы. С тех пор, конечно, всё вверх, вверх, но я такую минуту больше не проживала никогда.

УТРЕННЕЕ ШОУ: До нас дозвонилась Марина из Московской области и пару слов желает вам сказать.

Марина: Здравствуйте, Лариса Алексеевна. Вот такой шанс выпал – поздравляю вас с Днем рождения, желаю всего хорошего! И очень хотела задать вопрос вам. Вы когда-то рассказывали, что уже в школе из-за какой-то вашей неразделенной любви вы плакали дома в подушку и писали свои стихи. А интересно, помните ли вы свое первое стихотворение? Про что или про кого оно?

Рубальская: Да!

Было мне двенадцать лет всего,

Я случайно посмотрела на него

Вот такое было стихотворение в 12 лет.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Такое короткое?

Рубальская: Это было на песню. В то время были «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Какой-то бразильский ансамбль пел в таком ритме, а я вот с ним.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Самбу, получается, написали.

Рубальская: Это танго. Арабское или албанское танго.

УТРЕННЕЕ ШОУ:  Страсти кипели уже в 12 лет. Ничего себе история! Спасибо вам, Марина, за вопрос!

Марина: Спасибо.

Рубальская: Спасибо, Мариночка. Желаю вам всего хорошего.

Марина: Спасибо, и вам всего хорошего! До свидания!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Так. Все хорошо. Понедельник складывается – лучше не придумаешь. Ну, во-первых, начало рабочей недели, а во-вторых… Нет, во-первых! У нас в гостях Лариса Рубальская, и отмечаем мы день рождения члена Союза писателей Москвы у нас в прямом эфире. Мы едим тортик, Лариса Алексеевна задувает свечки.

Рубальская: И не только задуваю свечки. Спасибо вам большое, что я сюда пришла, потому что я шла с острой болью радикулита, а вот за это время, пока я тут сижу, у меня все прошло. Спасибо вам большое.

УТРЕННЕЕ ШОУ: О! Друзья, мы можем радиотерапию проводить!

Рубальская: Я – отдаю замуж, вы – лечите радикулит. Давайте все к нам! (Смеется)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Все-таки хотела, чтобы вы, Лариса Алексеевна, дали совет нашим слушателям как воспитать в себе или в детях умение красиво и правильно говорить по-русски. Может быть, писать стихи, правильно писать диктанты. Ну, в общем, любить чудесный лиричный русский язык.

Рубальская: Я – пленница русского языка, это правда. И простое скажу, это истина: как можно больше читать, внимательно читать хорошие книги, учить наизусть хорошие стихи. А диктанты – вообще не вредно. И еще полезный совет: когда читаешь и какое-то слово не знаешь– ведь всякие слова встречаются – обязательно смотреть в словаре, что это значит и потом рассказать кому-то. Стараться пересказывать прочитанное. Делиться прочитанным с людьми, с друзьями – это все помогает развивать хороший русский язык.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лариса Алексеевна, в этом году наша радиостанция Ретро FM празднует пятнадцатилетие. Может быть, получится у вас какой-нибудь стихотворение нам в подарок?

Рубальская: Вы знаете, если оно и получится, то не сразу, не в прямом эфире, потому что я не на лету пишу. Я думаю, чувствую. Я пока вас в прозе поздравляю: желаю вам много пятнадцатилетий еще раз отмечать и отмечать, и отмечать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Мы в свою очередь тоже поздравляем еще раз с Днем рождения!

Рубальская: Спасибо! Всем всего самого хорошего!

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вы к нам заходите почаще.

Рубальская: А я и уходить не собираюсь.

УТРЕННЕЕ ШОУ: И правильно делаете. С вами очень приятно и легко.

Рубальская: И мне. Спасибо.

 

24.09.2018

 

Назад