Ирина Апексимова – актриса, директор Театра на Таганке

Ирина Апексимова – актриса, директор Театра на Таганке

УТРЕННЕЕ ШОУ: Утреца всем добрейшего, друзья!  У нас сегодня пятница, у нас сегодня столько народу в гостях – с ума можно сойти! Вот смотрите: актриса пришла к нам в гости, режиссер театра и кино, театральный деятель, певица, телеведущая, директор Московского государственного театра драмы и комедии на Таганке – и это все в одном лице – Ирина Апексимова у нас в гостях. Ирина, доброе утро!

Апексимова: Доброе утро! Я даже не понимаю, как мы поместились тут вот все.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я не знаю, зачем вы столько народу с собой...

Апексимова: Чтоб  не скучно было! Все-таки пятница, утро.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это да, утро пятницы надо встретить достойно! Кстати, мы вас хотим с утра в пятницу поздравить с юбилейным сезоном: 55 лет.

Апексимова: О, Господи! Спасибо большое! Это так приятно! Особенно в пятницу утром.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кстати, это уже традиция – открывать сезон фестивалем «Театральный марш». 8 сентября состоялась премьера, концертной версии первого российского иммерсионного мюзикла Алексея Франдетти.

Апексимова: Выговорите?

УТРЕННЕЕ ШОУ: «Суини Тодд». Выговорил.

Апексимова: А не всё! «Суини-Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» – вот так.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, знаете, таких навыков у меня нет, поэтому я не в театре, поэтому я здесь. Я  хочу сказать, три премии «Золотая маска» в этом году этот спектакль получил. Просветите, пожалуйста, а модное иммерсионное течение – что это такое?

Апексимова: Он вышел из проекта «Репетиция». Это был такой проект, где режиссеры приходили, делали эскизы, и потом  мы или принимали это к работе или нет. И вот Алексей Франдетти пришел с этой безумной идеей – сделать Суини Тодда. Это живая музыка, это почти вся труппа занята в этом спектакле.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Живая музыка, у вас там: оркестр, ансамбль, рок-группа?

Апексимова: Оркестр

УТРЕННЕЕ ШОУ: Полноценный?

Апексимова: Полноценный оркестр сидит…

УТРЕННЕЕ ШОУ: В оркестровой яме?

Апексимова: Ну, не в оркестровой яме. Мы для этого спектакля перестраиваем практически весь театр, его двое суток переделывают. И вот зрительный зал театра на Таганке превращается в единое пространство – столики, столы, стулья, за которыми сидят зрители. То есть действие идет на 360 градусов, плюс отдельно делается место для оркестра. То есть это такая вот махина, за которую мы получили три «Золотые маски». Тада-а-ам!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот она, фантастика-то. Погодите, то есть иммерсивность – это взаимодействие зрителя, его прямое участие в спектакле?

Апексимова: Прямое участие, потому что зритель попадает как бы в Лондон. Артист играет между зрителями. Кто-то садится на руки. Кто-то кого-то может причесать, дать выпить даже.

УТРЕННЕЕ ШОУ: О! Да! (смеется)

Апексимова: Приходите! (смеется) Вот оно – заветное слово «пятница».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Интересно рассказываете!

Апексимова: Спасибо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как мы уже сказали, 8 сентября была премьера, 55-ый сезон стартовал. А что в этом сезоне будете давать? Что ждать нам, зрителям?

Апексимова: Ждать очень многого. Я надеюсь, все у нас получится, все наши планы реализуются. Мы буквально на днях стартуем. У нас был сбор труппы в саду «Эрмитаж» – это уже традиция: перед театральным маршем мы все собираемся после лета, целуемся, радуемся, присели на дорожку и дальше начинаем пахать. И вот буквально сезон у нас начинается премьерой, спектаклем «Восемь». Это по знаменитому роману Федора Михайловича Достоевского «Бесы». Это такая абсолютно оригинальная инсценировка, в которой взяты восемь монологов, восемь актерских прекрасных монологов на основе восьми грехов.

УТРЕННЕЕ ШОУ: По-восточному все задумано.

Апексимова: То есть, это правда очень интересно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А кто ж придумал это все?

Апексимова: Придумал это Сергей Чехов, режиссер с хорошей фамилией театральной.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Да с намеком. (смеется)

Апексимова: Чехов ставит Достоевского. Это его инсценировка. Он тоже вышел из проекта «Репетиции». Я должна сказать, очень настойчивый, очень упорный молодой человек. Потому что за два года мы пытаемся выпустить этот спектакль. И все время какие-то показы. И это, по-моему, четвертая или пятая инсценировка. То есть, это все время менялось. И то, что будет сейчас, как по мне, то это самый крутой вариант, который он только мог придумать. Потому что «Бесов» ставят много,  «Бесов» ставят всю жизнь, все их играют, а вот так «Бесов» никто не ставил. И это правда – восемь прекрасных актерских очень стильных монологов.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Новый сезон, а билеты дорогие?

Апексимова: Ну, билеты же разные есть: и подешевле есть, есть и очень дорогие, есть средние для среднего класса...

УТРЕННЕЕ ШОУ: Подождите, вы как-то соскакиваете с темы! А кто назначается? Кто определяет? Вы же директор, вы же в курсе?

Апексимова: Ну, в общем-то, конечно, я в курсе. Ну, должна быть по идее (смеется). Ну, конечно, мы смотрим, мы ориентируемся на рынок, мы понимаем: какой спектакль, кто занят, на какую аудиторию... Естественно, цена билета от этого и устанавливается. Есть специалисты, так называемый начальник билетного стола – это очень серьезный человек в театре, который отвечает за всю эту эпопею, как эти билеты будут продаваться, который ориентируется на режиссеров, на актеров, на материал, ну и так далее.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Эх, ребята, утро пятницы у нас даром не прошло. Мы сегодня в наши сети заманили девушку-красавицу: театрального деятеля, актрису, режиссера театрального и режиссера кино – Ирину Апексимову. Вы так на меня смотрите...

Апексимова: Боже упаси! Какой я режиссёр? Это самое страшное… Извините меня, пожалуйста, не вы виноваты, но я не режиссер, я всего лишь артистка! Я один раз в жизни сняла кино, один раз в жизни!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Теперь не отмажетесь!

Апексимова: Это кино. Но к театру я не подходила.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, директор тетра на Таганке… А вы, кстати, не влияете на творческий процесс?

Апексимова: Конечно, я совмещаю в себе. Но это художественный руководитель, это не режиссер. Я просто руковожу художественной политикой театра.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, хорошо, ладно. Давайте вспомним школьные годы ваши. Вы ведь когда учились, дружили с мальчишками, дрались по полной программе. Вы вообще, в принципе, считали, что получать пятерки – это недостойно и позорно. Как к этому родители ваши относились?

Апексимова: Вы знаете, с удовольствием. Мои родители – спасибо им огромное – они никогда не гнобили меня за отметки. И я передала это своей дочери, я её тоже не мучила ни за какие оценки, потому что мне... Я, правда, была немножечко хулиганистой девочкой, и мне мама сказала в третьем классе после того, как ее в очередной раз вызвали к директору.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В третьем классе к директору? Это серьезно!

Апексимова: Да. Она сказала: «Ты должна закончить десять классов». В те времена это были 10 классов. «Как ты это сделаешь – меня не интересует». И это была моя задача. Меня никто не мучил, меня никто не спрашивал. У меня были пятерки: у меня было пять по пению, по физкультуре и по английскому языку.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А все остальное?

Апексимова: Все остальное – не пять (смеется).

УТРЕННЕЕ ШОУ: Давайте уточним, вы сказали, в третьем классе вызвали к директору маму. За что? Что вы такое отчебучили?

Апексимова: В третьем классе просто получилось так, что я села на батарею в коридоре... Ну, старая школа, советская, имени Ленина. И я на неё села, и она упала. При том, что я не была таких размеров, что… Ну, видимо, мне повезло. Знаете, такое название есть – еврейское счастье – это про меня. Батарею прорвало, это была зима, затопило школу. И меня отчислили из школы. Но это был уже второй раз, потому что первый раз меня выгнали из школы в первом классе.

УТРЕННЕЕ ШОУ: За что?

Апексимова: За то, что я повисла на ручке двери, отломала эту ручку.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Да вы дистроер какой-то! А давайте вспомним 83 год. Вы же приехали первый раз поступать в Москву в театральный ВУЗ, вас не приняли по причине одесского говора.

Апексимова: На самом деле, не по этой причине. Это было одно из моих достоинств, из-за которых меня не взяли. Я просто очень поздно приехала, после экзаменов, и я уже никуда не успела показываться, и я пролетела как фанера.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Так вы на второй год приехали, у вас та же самая проблема была.

Апексимова: А на второй год я уже почти дошла до финала в Щукинском училище. И меня тоже не взяли. Говор – это была одна из причин, не плюсов в мою сторону.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы в любом случае решили эту проблему и в 85 году поступили в школу-студию МХАТ к Олегу Павловичу Табакову. А как вы избавлялись от этого говора? Может быть упражнения какие-то?

Апексимова: Благодаря замечательным педагогам школы-студии МХАТ: Ольге Юльевне Фрид, Виктору Владимировичу Мархасеву и своей целеустремленности и работоспособности.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А какие упражнения, может, покажете?

Апексимова: Вы издеваетесь? Я на это 5 лет жизни потратила, а я сейчас вам просто так расскажу.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, еще несколько секунд, ну пожалуйста!

Апексимова: А вы знаете, это на самом деле бесполезно, потому что сейчас приходят очень много молодых артистов в театр, и они все приходят с говором.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ирина, а вот вы в 90 годы вы приехали в Америку, покорять Голливуд. Вот так пишут. Собственно с чего все началось-то? В какую дверь стучались? Что делали?

Апексимова: Никуда не стучалась, нет. Это был нормальный открытый кастинг... Фу, ненавижу – кинопробы! В Москву приехало на наше счастье, Голливуд, то есть Paramount Pictures снимать фильм «Святой», и я, и мой муж на то время, Валера Николаев, прошли нормально эти пробы, и попали, притом, что никто не знал, что мы муж и жена. Играли мы, конечно же, русских  на английском языке.

УТРЕННЕЕ ШОУ: С Вэлом Килмером, по-моему.

Апексимова:  Да с Вэлом Килмером и Элизабет Шу. Филип Нойс – прекрасный режиссер. Это был крутой боевик, богатый по тем временам. Это вообще невероятно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы знаете, очень много крови попортил этот фильм.

Апексимова: Да? А почему?

УТРЕННЕЕ ШОУ: А потому что снимали сцены около одна гостиница «Украина». А мой дом стоит рядом.

Апексимова: Я вас поздравляю! (смеется)

УТРЕННЕЕ ШОУ: И его подсвечивали вот этим мощным светом. Ночью спать было совершенно невозможно. Так что, Спасибо Вам большое! (все смеются)

Апексимова: Пожалуйста, на здоровье! (смеется)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Скажите, пожалуйста, вы помимо того, как я уже перечислял – актриса, певица, телеведущая – директор. А что вообще входит в функции директора театра? И вообще, как вы налаживали отношения с коллективом, когда вы только-только переступали порог театра?

Апексимова: Я, в общем-то, не налаживала. Я понимала, что меня там никто не ждет, и видеть меня никто не хочет в этом театре, как любого другого человека, который бы пришел в этот театр. Поэтому я просто начала работать.  Начала делать то, что необходимо, а главное, создавать новые спектакли. Театр не играл, у театра не было ничего запланировано. И начали репетировать, делать ремонт, как-то все приводить в божеское состояние. И, слава богу, за три года, видите, три «Золотых маски» – это очень большое подтверждение, что все делалось правильно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Правильно ремонт сделали! А вы какой директор: строгий или душевный?

Апексимова: Я директор терпеливый, потому что не очень люблю... Все-таки актерская профессия накладывает свой отпечаток: я не могу работать в атмосфере с людьми, когда есть недоверие, в общем я люблю работать с людьми, когда ты видишь светящиеся глаза. Поэтому я никого не гноблю, я очень долго терплю, но когда у меня заканчивается это длинное терпение, тогда все знают, в этот момент наступает всё.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А как наказываете актеров? Есть какая-то система наказания?

Апексимова: Ну конечно есть! Ставим в угол на горох – все то же самое.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну а если хвалить, то премии?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Из угла выводят.

Апексимова: Точно, выводим из угла! Я про это забыла.

(Все смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: У нас на связи Владимир из города Санкт-Петербург. Владимир, доброе утро!

Владимир: Доброе утро, уважаемые ведущие! Доброе утро, Ирина Викторовна!

Апексимова: Доброе утро, Владимир. Тогда вы отчество назовите свое. Что ж вы – Ирина Викторовна – взяли, опустили сразу.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это из уважения большого.

Апексимова: Я шучу простите, пожалуйста.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А он не простил. (Все смеются) Владимир, не теряйтесь . Это у нас такая веселая атмосфера. Вы к нам заходите. Вы что-то хотели спросить.

Владимир: Ирина Викторовна, вы же снимались в Америке?

Апексимова: Да.

Владимир: А скажите пожалуйста, что вы испытали, когда получили свой первый голливудский гонорар?

Апексимова: Что я испытала... Я пошла купила, наконец-то, много красивых вещей. Это я наверняка испытала.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А большой был гонорар?

Апексимова: Не помню, по американским меркам гонорар был небольшой. Но в 90-х годах это было достаточно много. Я испытала счастье.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Так. Значит, счастье, все-таки в деньгах.

Апексимова: Конечно!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Спасибо вам, Владимир за вопрос.

Владимир: Пожалуйста!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Мы коснулись того, что вы очень много снимаетесь в кино и много работаете в театре. А если вдруг одновременно вам поступят два крутейших серьезнейших предложения из кино и из театра. Что вы выберете? Съемки или театральную деятельность?

Апексимова: И то и другое, я успею.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А как? А съемки и репетиции в одно время.

Апексимова: Успею, я вас уверяю. Я это сумею разделить. У меня был один раз в жизни такой случай, когда у меня в один день был назначен съемочный день в Москве и съемочный день в Питере. И я успела в один день сняться и в Москве, и в питерском кино.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вот был случай: на первом канале снимали программу «Три аккорда». Была репетиция, и после этого продолжили репетиции, да?

Апексимова: Да.

УТРЕННЕЕ ШОУ: На какие еще артистические подвиги приходилось идти в своей карьере? Было еще что-то такое?

Апексимова: Я себе часто очень что-то рвала, какие-то связки, поскольку много танцевала. Но тем не менее, работала. Меня так научили, у меня был такой учитель, такие педагоги в школе-студии МХАТ, что, в принципе, артист на сцену не может выходить только в мертвом состоянии. Все остальное – это обязательно, это профессия. Поэтому, кто как может. Один раз, я помню, я играла в классическом старинном, то есть светском, что называется, спектакле в темных очках, потому что где-то упала, и рассекла себе веко. Но, тем не менее, я была в светском костюме и в темных очках. Спектакль же не отменять.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я художник, я так вижу? (смеется) Вот такие тайны нам сегодня раскрыла практически все свои Ирина Апексимова.

Апексимова: Больше не позовете?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы знаете, позовем. Мы не успели задать вопросы, которые хотели. Время закончилось. Мы ведь целый час провели в эфире. Вы заметили?

Апексимова: Нет.

УТРЕННЕЕ ШОУ: И мы не заметили. Друзья, советуем так же от жизни получать удовольствие как мы от общения с нашей гостьей. Ирина Апексимова – директор театра на Таганке. Целый час провела у нас сегодня в студии в «Первой смене» на Ретро FM. Ирина, спасибо вам, что выбрали время. И помните: мы через дорогу от Театра – заходите к нам почаще.

Апексимова: И вы к нам.

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас билеты дорогие, а у нас бесплатно.

Апексимова: Мы разыграем.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хорошо, до понедельника, пока всем!

 

21.09.2018

Назад