Александр Филиппенко - актёр театра и кино, Народный артист России

Александр Филиппенко - актёр театра и кино, Народный артист России

УТРЕННЕЕ ШОУ: Наше почтение, друзья! Доброе утро! Итак, понедельник у нас сегодня. А он бывает не просто легкий, а бывает очень приятный, когда к нам в гости приходят такие люди, что закачаешься! Итак, хочу сказать, что у нас прямо в студии собственный персоной находится Народный артист России Александр Филиппенко. Александр Георгиевич, доброе утро! Мы хотим от всей нашей большой компании нашей радиостанции и наших слушателей поздравить с прошедшим днем рождения!

Филиппенко: Спасибо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: ….Которое случилось вчера, если вдруг вы позабыли. Как вы себя чувствуете?

Филиппенко: Хорошо, вы знаете, в тихом добром семейном кругу: Маришенька – любимая жена, Сашуля- дочка. Мне все кажется, что она все первый курс заканчивает, а она уже кандидат исторических наук, сотрудник института США и Канады. Но кто были главные? Не я, нет. Главные были три норвича – три собаки у нас. Ричард третий – главный он у нас, Буся и Буги-вуги.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кстати очень стильные имена у собак!

Филиппенко: Но и собаки сами – норвич – это лучшие собаки в мире!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот если сейчас семейные праздники, эти дни рождения в семейном кругу…  А в юности как было? Кто окружал вас в ваш день рождения?

Филиппенко: Это было в далекие 60-е годы. Забыл про одну историю фантастическую! Долгопрудный, МФТИ, физхим, 4-й факультет, 141 группа. С первой сессии, вернее, с первых каникул я уже был в концертной бригаде физтехов, у которой давняя традиция – мы по Подмосковью разъезжали. И вот там был знаменитый квартет Михаила Балашова. И вот этот квартет, ребята с шестого курса, Михаил Балашов, они по моим заявкам пели мне песни. А тогда что было: Ким, Высоцкий Визбор, Окуджава… Вот что-нибудь можно будет поставить, да?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Владимир Высоцкий, конечно, у нас имеется.

Филиппенко: Ой, замечательно! И вот тогда они мне пели почти весь вечер в подарок то, что я их просил.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот это я понимаю – подарки! И приятные и полезные, потому что воспоминания остаются на всю жизнь! Что вы вздыхаете, это после дня рождения вашего вчерашнего?

Филиппенко: Вы знаете, у нас спектакль есть замечательный – «Предбанник» – театральный проект Юрского, и там чудная есть фраза одна, которую я всегда повторяю, когда начинается разговор про дни рождения, про цифры, что и как, сколько лет:  «Давайте без цифр, без цифр, только общие понятия!»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кстати, давайте  насчет общих понятий. Вы родились в Москве?

Филиппенко:  Да.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А школу закончили в Алма-Ате?

Филиппенко: Да.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Причем с золотой медалью закончили.

Филиппенко: Да.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А как вы оказались-то в Алма-Ате?

Филиппенко: Это у родителей командировка была. Мама и папа преподавали и работали в Институте цветных металлов и золота имени Калинина, сейчас – стали и сплавов. И в Алма-Ате открывался горно-металлургический институт, знаменитый такой институт, и туда их послали работать. И вот там школа первая, я все это вспоминанию, далекие годы такие. Там, конечно же, Дом пионеров, драмкружок, и впервые на сцену я вышел там. И наш Михаил Борисович Азовский – актер Алма-атинского театра драмы и комедии, уроки по Станиславскому я получил от него. Начинался спектакль моими стихами:

Начинается юность заново.

Очень трогательный, чуть смешной,

Будто в детском театре занавес

Раскрывается предо мной.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Красиво. Но еще про детство все-таки спрошу. Золотая медаль – это все-таки серьезно. А какие-то дворовые развлечения были вам доступны? Может, в футбол гоняли с мальчишками?

Филиппенко: Ну, опять вы попали в точку! Вы знаете, забегая вперед, недавно у меня были гастроли в Алма-Ате, и мы ночью прямо из аэропорта заехали во двор свой. Большой двор, трехэтажное здание всех преподавателей и работников Института цветных металлов и золота, а сейчас это политехнический, и там старый карагач стоит до сих пор в центре!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это с тех времен, как вы в детстве еще на него залезали?

Филиппенко: Да! Когда мы вешали веревку, лиану, тарзанку. «Тарзан» же – любимая картина! И стоят те же гаражи, где наши профессора… Тогда машина была «Победа» и «Москвич» старенький, но в основном «Победы» были у всех. И вот эти гаражи, четыре гаража, и в эти ворота от гаражей мы играли в футбол, и нас гоняли оттуда! (Смеется)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Есть такое предложение - вспомнить 1982 год. Вы сыграли в экранизации «Звезда и смерть Хоакина и Мурьеты». Это же рок-опера практически первая в нашей стране.

Филиппенко: К 82-му, вы понимаете, я уже и на Таганке поиграл и русские водевили…

УТРЕННЕЕ ШОУ: Афиши, публика, кассы уже к 82-м году.

Филиппенко: Да-да-да, все я понимал про музыкальные спектакли и про мюзиклы. Тогда же уже и «Волосы» и «Иисус Христос – Суперстар»– все это мы уже старались как -то слушать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Здесь было, да, но это было Западное. А из отечественного производства-то?

Филиппенко: Ничего! Так вот с Грамматиковым мы беседовали почти всю ночь в Ялте в гостинице, пробовали репетировать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А почему в Ялте?

Филиппенко: Там наш Голливуд был, это филиал киностудии имени Горького. Действительно, в Ялте можно было снимать все абсолютно. Понимаете?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ясно.

Филиппенко:  И вот мы всю ночь репетировали с Грамматиковым, и я ему и так показывал и так, и так, и так... А потом он говорит: «Стоп, Саша! Замечательно порепетировали, но это только мы с тобой вдвоем понимаем, что такое мюзикл и каково это – пребывание актера в кадре в этом состоянии. Но ведь в кадре будут 10 человек, как им объяснить?» Ведь в кино важно, чтоб понимали стиль и жанр вместе. И он говорит: «Стоп, мы снимаем не мюзикл, мы снимаем музыкальное кино: отдельно - сцена, отдельно - музыкальный номер, отдельно сцена разговорная, отдельно музыкальный номер. Как «Русские водевили», как нас учили в Вахтанговском училище». Это Володя прямо так и сказал.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А скажите, вы, когда беретесь за тот или иной проект, особенно когда этот проект новый, как мы сегодня рок-оперу вспомнили,  вы с кем-то советуетесь или все-таки принимаете решения самостоятельно?

Филиппенко: Ну, самый главный худсовет, конечно, дома. Как у Райкина это было: «Кто глава семьи? Я! А жена – это шея, она как хочет, так и...» Нет, мы все, Мариша – потомственный телевизионный режиссер, и Сашенька мне помогает, дочка.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Скажите, пожалуйста, вы после Московского физико-технического института два года проработали старшим инженером в Институте геохимии Академии Наук СССР.

Филиппенко: Классический Академический Институт с колоннами...

УТРЕННЕЕ ШОУ: Должность серьезная.

Филиппенко: Ой, ведь там тоже чистый случай, знаете, пока нас никто не слышит. Как я потом выяснил, у них пропадала ставка старшего инженера, а занимались они ЭПРом – электронный парамагнитный резонанс. «Кто? Кто?» - «А вот в Черноголовке там какой-то Филиппенко заканчивает, он ЭПРом занимался. Давайте его к нам!» И вы знаете, мне повезло. Если бы я был стажером, на ставке стажера, то мне надо было бы два года отработать в чистом виде. А ставка инженера… Мне разрешили потом в отделе кадров в Академии Наук поменять, и у меня в трудовой книжке после «Старший инженер» написано «Режиссер студенческого театра».

УТРЕННЕЕ ШОУ: А поклонницы когда начались?

Филиппенко: Ой, это всегда. Знаете, после гастролей моих, когда я уже в 70-годы гастролировал, старые администраторы Москонцерта всегда спрашивали: «Александр, после спектакля за кулисы приходили?» Я говорю: «Да» - «Очень хорошо!» Это всегда так должно быть. И всегда, когда у нас Целиковскую или Борисову встречали у служебного входа театра Вахтангова – так должно быть! Или Домогарова встречают у нас в театре Моссовета. Это такие условия актерской профессии – поклонницы.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Знаете, тут у нас тоже вас поклонницы встретили. Так должно быть! (Смеется)

Филиппенко: Боже, как летит все! Как быстро летит - вжик-вжик-вжик! Как электричка мимо поезда, эти года! Я вдруг вспомнил хорошие слова у Жванецкого: «Ты не бойся, стареть, пацан! Не бойся! Хочешь, я тебе скажу, что такое 60? Я тебе скажу: это испуг в ее глазах, а остальное – все то же самое.

(Все смеются)

А что такое 70? Это возможность целовать любую женщину без её разрешения и без всякой надежды для себя.

(Все смеются)

Ну, а дальше можно еще чуть-чуть? Нет? Из Кирсанова?

Хотя финал не за вершиною -

да будет жизнь незавершённою,

неконченой, несовершённою,

задачей, в целом не решённою.

 

Пусть, как ковёр из маргариток,

без сорняков и верняков -

ждёт на столе неразбериха

разрозненных черновиков.

 

И стол мой маленький - не дот,

и кто захочет - пусть берёт.

Он календарь на нём найдёт

с делами на сто лет вперёд.

 

Беритесь - не страшась потерь.

А я - вне времени – теперь.

УТРЕННЕЕ ШОУ:  Александр Георгиевич, вы снялись в двух версиях экранизации «Мастер и Маргарита»: 94 год – у Юрия Кары и в роли Коровьева и 2005 – у Владимира Бортко в роли Азазелло? А вот какой образ вам ближе?

Филиппенко: Ой, Боже мой, опять! Как Мариэтта Омаровна Чудакова говорила, что Булгакова надо играть так, как Филиппенко играл Коровьева у Кары. Конечно, это так. А из фантастических историй, вот хотите верьте, хотите нет – хорошо, что вы все сидите: предложение сниматься мне Бортко сделал на Патриарших прудах. Ну, я живу рядом, так случилось. И приехали друзья, и я пошел им показать вот эту аллею у Патриарших прудов и цитировал первую главу. Они сидели спиной к Малой Бронной, лицом – к Патриаршим прудам. Солнце клонилось к закату. Я руками махал, а параллельно шли три человека, и вот среди них человек, здоровый, тоже махал руками. Надо же, что именно в эти два часа, они с оператором, и с художником приехали из Питера выбирать точки для съемок. Мы сделали квадрат по Патрикам, прошлись, и на самом углу он ко мне подходит: «Ты меня знаешь?» - «Я тебя знаю – Бортко» (Все смеются) - «Ты уже Коровьина сыграл. Азазелло мне сыграешь? Только без прыжков и ужимок. У меня будет другое кино». И я тут же дал согласие.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Рады, что вы пришли после празднования к нам.

Филиппенко: А вы знаете, не пью, не курю, здоровье берегу. Вот вы спрашиваете, сто фильмов уже снял и еще же надо.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Столько же нужно, как минимум! Тут в гости еще к нам еще народ пожаловал. Вы уж не откажите, давайте познакомимся. Анна из Москвы дозвонилась, и желает с вами поговорить, поздравить. Ну, и какие-то вопросы, по-моему, у нее есть. Анна, доброе утро!

Анна: Доброе утро, Александр Георгиевич! Хотела бы еще раз вас поздравить с днем рождения, пожелать всех благ, здоровья, счастья, благополучия! Есть у меня один вопрос. Вы как-то раньше рассказывали, что в 70-е у вас было удостоверение актера театра на Таганке. И это был как вездеход, с помощью которого вы могли попасть куда угодно или достать что угодно…

Филиппенко: Простите, скорее, билеты на Таганку. Они работали. Это была абсолютная валюта, доллары были, абсолютные доллары.

Анна: Хотелось бы узнать. Что вы все-таки смогли там достать? Что удалось, куда попали?

Филиппенко: Спасибо! Вы знаете, вы гениально сказали! Я вам честно скажу, вместе с Ленькой Филатовым и с Борей Хмельницким во вторник, в выходной день в театре, мы на весь день, Дупак давал нам автобус, мы уезжали в Белые столбы и смотрели зарубежные фильмы. Три фильма в день, мы на весь день уезжали, доворовывали культуру. И вот «Беспечный ездок», до сих пор я помню, мы смотрели там. Вот что мы делали. И  собирали деньги, платили начальству, привозили и девочкам-киномеханикам и переводчику.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это вот только билеты работали таким образом?

Филиппенко: Да-да-да, на Таганку. Мы весь день проводили, уезжали туда к 9 утра и в 5 часов обратно только возвращались.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Театр Вахтангова помог вам чем-нибудь?

Филиппенко: Театр Вахтангова тоже, конечно, ну что вы. Ну, это, Арбатский гастроном, наверное, не знаю.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, тоже неплохо, кстати!

Филиппенко: Нет, те времена, я думаю, что вы себе не представляете. А пайки?! А вот это все? Я до сих пор помню, понимаете, 91-й год, как и что это было. Все эти талоны, друзья знакомые, директора гастрономов были хорошие замечательные ребята... Ну, что вы, это отдельный разговор.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вопрос меня мучает очень сильно. Вы неоднократно появлялись в программе «Вокруг смеха». И вот, по-моему, там вы показывали, как играет козел на саксе, как надо исполнять Чаттануга Чу-чу, играли на подтяжках...

Филиппенко: Я исполнил все хохмочки нашего студенческого театра. А с Алексеем Козловым мы давно были знакомы. Еще на физтех он приезжал к нам со своим квартетом.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Он не обиделся?

Филиппенко:  Кончено, он обиделся. И его фанаты как мне: «Лешеньку козлом не называли!» Я в кавычки все ставил, я оправдывался. Но это так вошло в народ, что в итоге, Алеша после гастролей в Америке написал статью: «Козел на саксе едет в Америку».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Скажите, пожалуйста, у кого из ваших коллег лучшее чувство юмора?

Филиппенко: У Роберта Робертовича Стуруа. Я хочу вспомнить великого режиссера, с которым я поработал, к счастью, и я был бы счастлив работать с ним еще. У него тоже юбилей недавно был, его тоже поздравляю. Замечательное тонкое грузинское чувство юмора, мягкое такое.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну, грузинское вино дает знать. Кстати, сегодня можно будет, друзья, поднять бокальчик за здоровье нашего сегодняшнего гостя.

Филиппенко: Ну, и за всех дев, вы знаете, девы с девами по гороскопу очень дружат все.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Никто же не отказывается! Это лишний стаканчик.

Филиппенко: Да, лишний стаканчик. И Олечку Остроумову... Всех-всех-всех.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Александр Георгиевич, мы еще раз вас поздравляем с прошедшим днем рождения, но хотелось бы, чтобы вы сказали нашим радиослушателям пару слов на прощание, ну и может быть что-то умное, чтобы записать.

Филиппенко: Дорогие зрители, дорогие слушатели, ненаглядные мои, будущие возможно, приглашаю вас на свои концерты. В кинотеатре «Эльдар» 20 ноября у меня будет большой вечер, в «Гнезде глухаря» я постоянно выступаю, в доме музыки – замечательный залы, замечательная публика, спасибо вам! И еще. Вы пробовали когда-нибудь запустить комара? Далеко-далеко. Он не летит. То есть он летит, но сам по себе. Поэтому надо быть легким и независимым. До свидания!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Тост сказан. За все хорошее, друзья! Встречаемся с вами завтра. Александр Георгиевич, огромное спасибо, что пришли к нам! Всегда рады. Приходите, с удовольствием еще с вами пообщаемся.

Филиппенко: Взаимно. Спасибо вам!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Друзья, всем пока!

 

03.09.2018

Назад