Владимир Вишневский - поэт, телеведущий, художник-актер, лауреат профессиональных премий «Золотой Остап», «Золотое перо России»

Владимир Вишневский - поэт, телеведущий, художник-актер, лауреат профессиональных премий «Золотой Остап», «Золотое перо России»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Добрейшего всем утреца!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Эфир у нас все замечательнее и замечательнее получается. У нас в гостях сейчас Владимир Вишневский, поэт, телеведущий, художник-актер, основоположник жанра одностиший, лауреат профессиональных премий «Золотой Остап», «Золотое перо России» дважды. Доброе утро!

Вишневский: Здравствуйте! Заслушался в такую рань. Я просто хочу внести корректные уточнения. Я не совсем основоположник. Однострочная поэзия бывала. Я просто укрупнил, приватизировал, и популяризировал, точнее всего сказать, этот жанр. И сделал его таким вот трендом в 90-е годы однострочной поэзии. Так что, я скромно не основоположник, а родоначальник постсоветской школы одностиший. Одностишие – это слово мое.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы всегда говорили, что остроумие у вас генетически передалось от мамы. Она тоже выражалась кратко и остроумно. Вашему папе приходилось отмалчиваться?

Вишневский: У меня мама действительно была человеком с уникальным юмором. Я не раз это писал и повторял. Я свою биографию закончил такой мыслью, что все, что я понаписал, не постеснялся обнародовать, что тиражируемо, цитируемо, и даже хвалимо, все это не стоит одной строчки из новогодней открытки моей мамочки: «Я полюбила тебя, сынок, с первого взгляда!».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хорошо звучит! А папа как же? Молчал все это время?

Вишневский: Нет. У папы были в биографии другие недостатки и достоинства. Он был очень интеллигентный, скромный человек, боец оборонки, засекреченный ракетостроитель. Это был скромный, честный, порядочный человек. Мне от него, надеюсь, что-то досталось. Чувство благодарности, например, людям.

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас ведь только-только вышла книга. «Все больше людей нашу тайну хранит» - так она называется. Ее мало кто видел, мало, кто держал в руках. И хочется нам, да и всей стране, я думаю, услышать из уст автора, о чем она.

Вишневский: На самом деле, она является с одной стороны оригинальной книгой. С другой стороны, она вобрала в себя предыдущую книгу. В качестве благодарности предыдущей книге назову ее по имени: «Любовь & дружба. Деньги… Нет, Любовь!». Это главные составляющие содержания этой книги. Которая, как я называю, эффективный цитатник для разных полок. Тут есть стихи на все случаи нашей с вами жизни. Любовь, дружба, секс, спорт, футбол, секс высоких достижений и не очень высоких достижений, офисная жизнь, бизнес, бизнес-план, бизнес плата, мистика России, времена года. Все там, мне кажется, есть. И, когда я шел по одному московскому крупному торговому центру, примыкающему к этому издательству, я понимал, что книга уже не зависит от моей физической целости и сохранности, от моего пребывания в городе, за рулем, что она выйдет уже, она в издательстве. Я был счастлив! Вот такие мы сумасшедшие люди, что не педалируется. Но книга вышла, надеюсь, кого-то порадовала, как и предыдущая. Как и многие из моих 25 книг.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Владимир, вы служили в Военно-воздушных силах, были механиком. Приказы в армии максимально короткие, а юмор бронебойный. А не из армии ли растут ваши одностишия?

Вишневский: Нет, не из армии. Они растут из моего советского детства. Тетя Клава Иванова, мне было три года, сказала: «Вовочка, хочешь тортика?» Я знаете, как ей ответил? Это был еще и первый комплимент, который сделал меня человеком, похожим на поэта. Я сказал: «Нет, тетя Клава, но из ваших ручек…» Вот оно, первое одностишие в прозе!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Мало кто знает, что в 80-х годах вы еще писали стихи для песен. Кстати, на самом деле великих композиторов. И Вячеслав Добрынин в списке, Татьяна Островская. И другие имеются.

Вишневский: Дмитрий Жаров, ушедший композитор. Можно я подхвачу ваш вопрос и сразу отвечу? Песен у меня мало. У меня песня с Татьяной Островской, которую пел Караченцов… А вот песня, которую пел Александр Абдулов, которую пел великий актер, «Без дублера», написанная еще в безмобильную эру – я так выражаю этот стиль, я ее недавно исполнил сам. Одобрили, как любительское пение. Не то, чтобы я ищу формы, чем бы зацепить публику. Но эта песня, которую я выстрадал. «Без дублера, всегда без дублера».

УТРЕННЕЕ ШОУ: А не было у вас идеи писать короткие песни? Быть может даже в Книгу рекордов Гиннеса?

Вишневский: Вы знаете, в Книгу рекордов России я уже попал. Прекрасный переход у меня, как будто репетировали. Так вот, я в книгу Рекордов России попал за самую короткую пьесу из восьми букв. Она звучит так: «Тону!» - «Да ну?»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы снялись в 25 фильмах. У вас больше ролей, чем у некоторых профессиональных актеров.

Вишневский: Ну ладно, они профессионалы. Я все-таки литератор, который, видимо, к какому-то лицедейству склонен. Но недовольных лиц не помню, вплоть до великого Хотиненко. Сниматься мне очень нравится. Для меня это приключение. Я всегда претерпевая превратности съемок, знаю, что мне всегда есть куда сбежать, в свой кабинет. Что я от этого не всецело зависим.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А кто открыл в вас талант актерский?

Вишневский: Киноневинности меня лишила Алла Сурикова. Мне так хочется с ней сняться. Пока моя «узнаваемость» не стала разрушителем любой роли. Как, например, у Якубовича. Он только сыграл в фильме с огромной толстовской бородой… Он прекрасный актер. Но когда он в роли милиционера со своими усами, он Якубович. Даже мне с моей скромной узнаваемостью предложили роль израильского посла. Сказали, Владимир, извините, мы не можем, чтобы из трех минут сорока секунд зрители ждали, что израильский посол сейчас начнет читать одностишиями.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Прекрасно!

Вишневский: Поэтому у меня есть ограничения. Но я люблю это делать сам. Сам слова сочиняю, мне разрешают.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А есть же еще одна грань вашего таланта. Художественная.

Вишневский: Хорошая грань.

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас было несколько выставок.

Вишневский: Нет, это не у меня, а у нас. Есть такой прекрасный художник, дизайнер, Андрей Рыбаков, мой друг, который является автором проекта, который я назвал «Изостишия». Он по моим стихам со свойственным мастерством делает коллажи. Я пишу рукой. Мы делаем такие картины. Было десять уже выставок. Висит картина в музее орнитологическом. Люблю я пернатых, просто фанат их. Спасибо. Вы говорите, по-доброму, гостеприимно, с авансом щадящем для гостя. У меня есть такая строчка, самоиронию снимающая, весь пафос восприятия себя: «Да, это я тут гранями играю!» Что тут происходит? Да это я тут гранями играю!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Поговорим немножко о футболе. Без него сейчас никуда. Грядет финальный матч. Как, кстати, вам выступление нашей команды, а? Что скажите по поводу игры нашей сборной?

Вишневский: Так же, как поэт в России больше, чем поэт, и футбол в России больше, чем футбол. И атмосфера, и сюжет это доказали. Но если говорить чисто футбольно, без какого-то ложного пафоса и приувеличения, в последних двух играх увидел какой-то костях молодой команды, которая имеет тенденцию к развитию, укреплению. Понравились какие-то футболисты. И как-то красиво ушел Нашевич из сборной. Достойно выступил. Я считаю, сборная есть. Есть рост. И результат хороший. И особенно достойной была последняя в этом чемпионате мира игра, которая показала, что все-таки у нас есть не только хорошая защита, есть дух. Поэтому хотелось бы, чтобы футбольные традиции взломались сложившиеся, и возникли новые традиции. С этого чемпионата отсчет чтобы велся.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А кто, по-вашему, станет чемпионом? Франция или Хорватия? Как думаете?

Вишневский: Я ставлю на Францию. Разные есть впечатления от французской сборной чисто визуальные. Но все, кто играют под флагом страны, являются гражданами этой страны. И это нормально. Поэтому либо такая Хорватия победит, либо такая Франция. Видите, какой универсальный прогноз. Я, честно говоря, не жду от финала очень красивого футбола. Это будет откровенная борьба зубами на результат. И не желаю никому, ни футболистам, ни нам с вами победы чьей-то по, как говорили в моем детстве, по пеналям. Мы все так переживаем за футболистов, которые с обреченным видом как на плаху идут бить, уже проиграв заранее этот удар. Поэтому я за финал без пенальти.

УТРЕННЕ ШОУ: У нас есть еще один герой. Это Алена из Мурманска. Алена, здравствуйте!

Алена: Здравствуйте!

УТРЕННЕ ШОУ: Знакомьтесь с Владимиром Вишневским. Знаем, что у вас вопрос есть. Пожалуйста, вам эфир.

Вишневский: Здравствуйте, Алена. Привет Мурманску, где я два раза был на прекрасном фестивале «Северное сияние». Помню ваши белые ночи.

Алена: Здравствуйте, Владимир. У нас есть маленькая дочка. Хотелось бы узнать, а пишите ли вы детские стихи. И не хотите ли вы выпустить книжку для детей?

Вишневский: Вы знаете, это серьезное задание. Я в таком объеме пока не пишу. Может быть, еще не дозрел до этого. Но факт тот, что, конечно, общаюсь с ребенком, она сама кое-что пишет. Общаясь с ребенком, наверное, невольно, что-то пишешь. И я кое-что написал. Отцовская графомания. Но все-таки это взрослые стихи. Но я как задачу это воспринял.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А взрослые насколько, 18+? Детям это нельзя слушать?

Вишневский: Единственная красавица, чьи планы на выходные пока что я знаю точно, – это моя дочь.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Алене огромное спасибо! Вы, кстати, очень веселый человек, что радует нас.

Вишневский: Вот так я умею маскировать свое настроение. А знаете, есть ведь такой стереотип, что автор веселых вещей принадлежат к цеху комического. Как я наблюдаю, удачную репризу в коллегии зачитывают мрачной констатацией «Смешно». Ну, смешно!

УТРЕННЕ ШОУ: Как вы думаете, Владимир Петрович, ваши стихи когда-нибудь попадут в учебники по литературе?

Вишневский: Они уже попали в онтологию лирики ХХ века, которую составлял сам Евтушенко. Там лирические стихи. Иногда об этом истошно напоминаю, когда меня пришивают только к одностишиям. По моим стихам был диктант в школе одной. Я не скажу, что это правильно. Но вы знаете… Есть люди, которые говорят, что я ничего из себя не представляю. Я знаю, скромность и среднее свое дарование, и прибедняюсь. Но тем не менее у меня есть такая строчка, которую я очень люблю. Она не смешная, но она относится к каждому из нас. Хотя бы этой строкой уцелеть. Что, много для русской поэзии, если ты одной строкой или строфой запомнился. Жить надо так, чтоб не сказали «помер».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Мы говорим большое человеческое спасибо нашему сегодняшнему гостю. С пользой и удовольствием провели время вместе с Владимиром Вишневским. Спасибо, что к нам зашли.

Вишневский: Спасибо вам за компанию утреннюю. Всем салют, кто нас слушал, до встречи!

13.07.2018

Назад