Александр Панкратов-Чёрный - актёр театра, кино, кинорежиссёр и Народный артист России

Александр Панкратов-Чёрный - актёр театра, кино, кинорежиссёр и Народный артист России

УТРЕННЕЕ ШОУ: С добрым утром, друзья!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Просыпайтесь, идите к нам поближе! У нас сегодня четверг праздничный получается, рыбный. В полном смысле этого слова. Крупная рыба в наши сети попалась. У нас сегодня в гостях отмечает свой день рождения Александр Панкратов-Чёрный. Актёр театра, кино, кинорежиссёр и Народный артист России. Александр Васильевич, доброе утро!

Панкратов-Чёрный: Доброе утро! Всем доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ:  Мы рады вас приветствовать и поздравляем вас с Днём рождения!

Панкратов-Чёрный: Спасибо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: А есть традиция, которую вы соблюдаете каждый день рождения?

Панкратов-Чёрный: Нет. У меня была традиция, которая ушла с кончиной моего близкого друга Бориса Хмельницкого. Хмельницкий родился 27-ого июня, а я 28-ого. У нас с ним традиция была. И все кинематографисты, театральные работники, поэты, писатели знали, что 27-ого начинается день рождения Бориса Хмельницкого, и продолжается 28-ого в день Панкратова-Чёрного. Мы закрывали ресторан «Дома кино» 27-ого поздно вечером. И гуляли, как говорится, полночи. Пили за Борю Хмельницкого, а потом начинался мой день рождения, где-то в три часа тридцать минут, когда я родился в ночь с 27-ого на 28-ого. И так продолжался мой день рождения.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что касается подарков. Ведь наверняка дарили и дарили много. А был подарок, который запомнился больше остальных, прямо обескуражил вас?

Панкратов-Чёрный: Я запомнил один подарок. У меня был друг - Володя Фридман. И я не помню сейчас, какой год был. Я сидел без работы. И вот как раз день рождения у меня, а у меня ни копейки денег. Осталось на жизнь... И звонит Володя Фридман. Звонит и говорит: «Сань, ты чего делаешь?» Я говорю: «Да ничего. Дома сидим с женой». - «Собирайся, приезжай ко мне. У меня скромненький ужин, приезжай». Он жил в районе метро «Аэропорт». Мы с женой сели на метро, приехали к нему, заходим, а у него просторная была квартира. Галя, жена, он её звал почему-то Чуча...

УТРЕННЕЕ ШОУ (смеются): Был повод, наверное.

Панкратов-Чёрный: Она причём была прекрасным потомственным художником. Она была на «Мосфильме» художником по костюмам. И вот заходим мы Юлией в эту квартирку. Все мои друзья сидят за огромным столом. Стол ломится. И он говорит: «Санька, с Днём тебя рождения!»  Зная, что у меня не на что отмечать, друг накрыл.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Не можем не спросить. Футбол-то вы смотрите? Чемпионат мира идёт!

Панкратов-Чёрный: Смотрю.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Так! И что можете сказать об игре нашей сборной?

Панкратов-Чёрный:  В интернете хорошая шутка появилась, что тренер обратился к руководству международного чемпионата с просьбой сыграть все предстоящие игры с Саудовской Аравией.

УТРЕННЕЕ ШОУ (смеются): Ясно! Чувствуется определенный скепсис в вашем настроении.

Панкратов-Чёрный: Я расстроился, конечно. Ходили, сопровождали уругвайских игроков. Уругваец ведет мяч. Отбирай! А он - нет, спокойно рядом идет. Уругваец идет к нашим воротом, а сзади его сопровождает наш игрок. Ну что это такое?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Гостеприимство.

Панкратов-Чёрный: Меня чуть инфаркт не хватил!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Уважаемые футболисты, поберегите наших народных артистов! В принципе-то, вы сами в футбол играли в детстве? Во дворе мяч гоняли?

Панкратов-Чёрный: Конечно. Я был полузащитник. Сейчас мы это знаем, как называется. Тогда в деревне мы этого не знали, и мяча у нас не было. Мы в тряпки в комок связывали, наматывали. И гоняли. Очень смешно было. Но ничего, бегали.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В детстве какую музыку слушали, помните?

Панкратов-Чёрный: Гармошку, балалайку. Еще у нас была одна дама, уже в возрасте. Она играла на гитаре на семиструнной. Гриф был повязан бантом, ленточкой. Она из дворянского какого-то рода. У нас деревня-то вся ссыльная была. Польского происхождения дама. И вот она иногда выходила из своей избы, садилась на завалинку, к ней приходили женщины, в том числе и моя мама. И она играла какие-то композиции удивительные. Это я до сих пор вспоминаю, удивительно. А так... Частушки.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Может, споете нам?

Панкратов-Чёрный: Нет, у меня только матерные.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А мы «запикаем».

Панкратов-Чёрный: Кстати, благодаря частушкам я стал поэтом.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы сыграли огромное количество ролей в фильмах. Лично для меня особенные «Мы из джаза» и «Зимний вечер в Гаграх». «Мы из джаза» - вы же музыкант, там на банджо. А «Зимний вечер в Гаграх» - вы танцор чечетки.

Панкратов-Чёрный: Не танцор, но танцую сам. На нервной почве чего не бывает!

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вы на самом деле можете на банджо сыграть и сбацать чечетку?

Панкратов-Чёрный: Думаю, кое-какие элементы чечетки могу. Часто на творческих встречах зрители просят: «А покажи чечетку». И я кое-что показываю. Но сейчас возраст не тот. А «Мы из джаза» знаковый мой фильм. Я хотел уже навсегда уходить из кино. И вот мой друг еще со студенческой скамьи Карен Шахназаров, это был его всего лишь второй фильм. И я думаю, он просто из дружбы решил меня оставить в кинематографе. И пригласил меня на роль Степы Грушко.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Не промахнулся!

Панкратов-Чёрный: Он знал прекрасно, что я не музыкант, что у меня нет музыкального слуха. Никогда не танцевал, не пел. Риск был. Я говорю: «Карен, ты с ума сошел. У меня же нет ни того, ни другого, ни третьего». Он говорит: «Ничего. Ты вспомни сибиряков, которые немцев под Москвой остановили». Сибиряки - народ настырный, упорный. Ну и прекрасных учителей, Алексея Андреевича Быстрова, который меня учил первым азам чечетки и танцу вообще. И замечательный гитарист. Я считаю, вообще гениальный гитарист Алексей Кузнецов.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Да, это просто фантастический джазовый гитарист.

Панкратов-Чёрный: Да. Леша учил меня играть на банджо. Причем, когда он принес банджо, мне кажется, Карен тоже не знал, что такое банджо 20-х годов. Это инструмент, а внутри мраморная плитка. Она тяжелая! А в сценарии была строчка: «На эстраде появляется Степа Грушко, лихо жонглирует банджо...» Я взял, а это гиря! Гиря! И говорю: «Как оно держится-то»? Леша спрашивает, почему «оно». Я говорю: «Раз банджо!» В общем, он стал меня учить. Аппликатуру мы соблюдали один к одному.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Александр Васильевич, помимо работы в кино и службы в театре, есть же еще одна грань вашего таланта. Вы же поэт.

Панкратов-Чёрный: Да, член Союза писателей, член Ассоциации писателей Европы. Последняя книга моя «Хочу сказать». Огромный том. Марина Арсеньевна Тарковская составила эту книгу. Я говорю: «Марина Арсеньевна, зачем такая большая книга, четыреста с лишним страниц?!». Папа, Арсений Александрович Тарковский, отец и Андрея, и Марины - прекрасный поэт. Она улыбнулась и говорит: «Папа мне часто повторял: «Мариночка, печатать надо все, пока разрешают»».

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что для вас поэзия? Это что-то легкое, сиюминутное? Прямо вдохновение? Или это тяжелый труд?

Панкратов-Чёрный: Я не знаю, что такое вдохновение. Это пришло, накатило. И я записываю. Стараюсь не переделывать, сразу записал и все. Потому что, когда сажусь править, что-то менять, рождается другое стихотворение.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А рифмы вообще легко приходят в голову?

Панкратов-Чёрный: Да сами они как-то приходят.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Давайте посмотрим. Есть предложение сыграть в игру. Мы слово, вы нам - рифму.

Панкратов-Чёрный: Ну...

УТРЕННЕЕ ШОУ: Давайте! Одеяло!

Панкратов-Чёрный: Погоняло!

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: Простыня!

Панкратов-Чёрный: Не нервируй ты меня!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кофе!

Панкратов-Чёрный: Академик Иоффе!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это у Владимира Высоцкого вы позаимствовали! Хорошо. Нофелет!

Панкратов-Чёрный: На нофелет много разных рифм. Например, саксофон. Да! Потому что, нофелет надо в обратную сторону читать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Понятно. И последнее слово - черный.

Панкратов-Чёрный: Проворный. Игорный дом. Я любитель казино! Был им когда-то.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В 80-х, в самом начале, начали появляться первые видеомагнитофоны. Соответственно, фильмы, которые нельзя было в кинотеатрах посмотреть, запрещенные. И вообще такие... Вы ходили на какие-то закрытые просмотры? Когда на квартирах собирались компании?

Панкратов-Чёрный: Я ходил к друзьям. У меня видеомагнитофона долго не было.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что смотрели?

Панкратов-Чёрный: Как правило, хороших фильмов было мало. Боевики смотрели, какие-то детективчики. Комедии были ужасные, пошлые. Особенно американские. Они ни к черту! Разные фильмы смотрели.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вы что-то для себя у голливудских суперзвезд, у артистов чему-то учились, что-то брали для себя.

Панкратов-Чёрный: Конечно, очень много. Мой любимый артист... даже не один. Это Роберт Де Ниро и Николсон. Я очень и очень слежу вообще за их творчеством. Это замечательные профессионалы. И, кстати, они с уверенностью и всегда говорят, что учились у русских артистов. У Станиславского. И не лицемерят, а так говорят правду. Это настоящие артисты.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Круг замкнулся, получается. Американцы учились у нас, а мы у американцев.

Панкратов-Чёрный: Мы не учимся, мы просто себя проверяем.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Если вернуться в 80-ые вспомнить что-нибудь вне работы. Чем-то же запомнились эти годы?

Панкратов-Чёрный: Раньше вне работы мы собирались компанией. Не важно даже, какие в этой компании были отношения друг с другом. Но мы собирались. Покупали дешевое вино и прочее. Спорили, дискутировали. У нас даже, помню, пивной бар был на ВДНХ. Я помню, мы его называли «Парламент». С обирались студенты из разных мастерских, киноведы, кинокритики, сценаристы, режиссеры, актеры. И мы до хрипоты спорили. А сейчас не знаю, что делать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: До нас дозвонился Владимир из Вологды. Владимир, доброе утро!

Владимир: Доброе утро, Александр Васильевич!

Панкратов-Чёрный: Доброе утро! Поклон Вологде!

Владимир: Александр Васильевич, я, в первую очередь, хочу поздравить вас с днем рождения, пожелать вам творческих успехов, здоровья, счастья, удачи, чтобы она всегда преследовала вас и вам было бы от нее никуда не скрыться. Раз мне посчастливилось дозвониться, позвольте вам в день рождения задать вопрос. У нас в стране проходит чемпионат мира по футболу. И по случаю такого события очень популярным стало явление, которое называется «Усы надежды». Это флешмоб. Акция такая проходит сейчас, посвящена она Станиславу Черчесову, это тренер нашей футбольной сборной. А также не так давно один известный наш политический деятель проспорил журналисту результат выборов в честь чего он был вынужден сбрить свои усы. Так вот, Александр Васильевич, скажите, вас в зрелом возрасте видел ли кто-нибудь без усов?

Панкратов-Чёрный: Да, конечно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ни в детстве и ни в юности!

Панкратов-Чёрный: Да-да!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кто и когда?

Панкратов-Чёрный: Многие женщины меня видят без усов во сне. Был такой фильм «Часовщик и курица», снятый очень много лет назад. Такой был фильм, несколько серий было. Я сейчас не помню, сколько серий. Я там играл Таратуту. Это такой персонаж, я появлялся и без усов, и с усами разных форм. Такой приспособленец, подлец, который приспосабливался. То под Клима Ворошилова усы делал, то под Буденова, то под Сталина. А начинается фильм, где я безусый.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А это реально вы сбривали усы?

Панкратов-Чёрный: Конечно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А как вы себя чувствуете без усов? Нормально или, знаете, как будто голый стоишь.

Панкратов-Чёрный: Нормально!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Александр Васильевич, День рождения - это всегда праздник. Правда, по-разному бывают отмечают его люди, разные эмоции вызывает он у людей. А что нужно, чтобы ваш день рождения стопроцентно удался? Может, определенные атрибуты? Торт, песни, друзья? Что должно быть?

Панкратов-Чёрный: Друзья. Я вообще не любитель отмечать дни рождения, тем более, когда не стало Бори Хмельницкого. Потому что с Борей, когда мы вдвоем отмечали сразу одновременно его день рождения и мой, это был праздник, это были шутки, веселье, юмор. Что-то сумасшедшее. А сейчас грустно. Все-таки седьмой десяток шагаю.

УТРЕННЕЕ ШОУ:  Да ладно! Нормально, бодренько так шагаете, дай бог каждому так шагать!

Панкратов-Чёрный: На нервной почве! Все на нервной почве!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Без нервов-то никуда, на самом деле.

Панкратов-Чёрный: Как Борис Кузьмич Новиков всегда любил повторять: «Уся жизнь на нервах! Уся!»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это точно! Александр Васильевич, мы вас поздравляем еще раз от всей души, от всех наших слушателей. И, кстати, по поводу слушателей, пару слов в день своего рождения всем поклонникам вашего творчества, ну и слушателям Ретро FM. Если можно в стихах.

Панкратов-Чёрный: Я прочитаю четверостишие. Это из новой книги, которая готовится к выходу в октябре. Пока не знаем, как назовем этот сборник.

УТРЕННЕЕ ШОУ: По поводу новой книги. Когда будет поближе к выходу, заходите к нам еще, мы отдельно и с удовольствием поговорим по поводу вашего литературного творчества.

Панкратов-Чёрный: Хорошо, спасибо! Я обращусь ко всей России, которую бесконечно люблю. Ах, Россия, моя Россия, не понятная никому! Солнцу радуйся в небе синем, не проваливайся во тьму!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Понятно, в каком направлении двигаться! 

 

28.06.2018

Назад