Сергей Рязанский - лётчик-космонавт, Герой России

Сергей Рязанский - лётчик-космонавт, Герой России

Слушайте интервью

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ребята, с добрым утром!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Время очень быстро пролетело. На Ретро FM уже завершается «Космическая неделя». Сегодня у нас яркий ослепительный финал. По другому никак и не скажешь.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Яркий и ослепительный космонавт у нас!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Герой, между прочим, Российской Федерации. Человек, который дважды в космосе побывал, Сергей Рязанский у нас сегодня в студии. Сергей, доброе утро!

Рязанский: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас сегодня маленькое, но очень ответственное поручение, вы закрываете «Космическую неделю на Ретро FM». Как вам такое вот бремя ответственности?

Рязанский: Большая честь.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Мы вас поздравляем с Днем космонавтики, который вчера случился. Вы знаете, еще одно маленькое и очень ответственное поручение - поздравить победителя нашей игры «Большое космическое путешествие», который буквально несколько минут назад на Ретро FM получил фантастический приз - тур на «Байконур». Да, и это Вадим Комаров из города Тверь. Поздравляем!

Рязанский: От всей души поздравляю! Это действительно очень крутой суперприз. Я уверен, вы получите море незабываемых эмоций, и вам будет, о чем рассказать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Верим вам! Верим!

УТРЕННЕЕ ШОУ: На слово верим, конечно!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Такие честные глаза у нашего гостя!

 

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы же биолог. Закончили биофак МГУ. И, кстати, первый выпускник МГУ, который совершил полет в космос. А что вас потянуло от микробов, привычных, родных, к этим самым звездам?

Рязанский: На самом деле, история достаточно запутана. Естественно, я хотел стать ученым, биологом. С детства я мечтал. Птички, рыбки, зверюшки всякие. Потом, правда, биохимия, микробы родные. Попал я работать в интересное место - Институт медико-биологических проблем. Судя по названию не понятно, то ли создают проблемы, то ли решают проблемы. Но Институт совершенно уникальный, который занимается космической медициной и биоспутниками. Поначалу я попал на программу биоспутников. Исследовал, тренировал и отправлял маленьких обезьянок в космос.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А сам-то как в космосе-то оказался?

Рязанский: Нас собрала руководство. И сказало: «Ребята, не хотите ли попробовать свои силы, поступить в отряд космонавтов»? А мы: «Что, так можно? Это так нужно? Ну, хорошо...», - сказали мы. К сожалению, все мои ребята, с которыми поступал, все отсеялись. Я остался один.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вашего здоровья хватило, получается?

Рязанский: Да. Спасибо папе с мамой!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Тогда за здоровье!

УТРЕННЕЕ ШОУ: За здоровье!

УТРЕННЕЕ ШОУ: За здоровье всех космонавтов и людей, которые имеют отношение к этой отрасли!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы, когда второй раз выходили в открытый космос, дело было с Олегом Котовым, насколько мы знаем, вы там пробыли 8 часов и 7 минут. Много, очень много. На тот момент это даже был рекорд. А что вы делали все это время?

Рязанский: Как ни странно, мы... работали! Действительно это так. Мы устанавливали достаточно важную, очень ценную и жутко дорогую аппаратуру снаружи станции. Это были канадские телескопы, размером с целого человека. Переносить их снаружи станции можно было только вдвоем. И вот мы аккуратно это все установили. Заканчивали уже выход. Земля говорит: «Ребята, все хорошо, питание на телескопы поступает, а телеметрия обратно не идет. У нас какие-то технические сложности».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Разбирай обратно!

Рязанский: Заносим обратно, потому что...

УТРЕННЕЕ ШОУ: Правда что ли?!

Рязанский: Реально. Потому что аппаратура настолько дорогостоящая, что без контроля ее оставлять снаружи было нельзя. А температура снаружи станции на свету примерно доходит до плюс 70 градусов, в тени - до минус 70.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ой, мамочки!

Рязанский: Каждый 45 минут идут огромные скачки, перепады температур. Мы схватили в охапку эти телескопы, потащили их обратно. И только в третьем выходе все работало.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Понятно. А вы когда поняли, что идете на рекорд? Или вы там за временем не следили? Или специально тянули время, чтобы рекорд установить?

Рязанский: За временем не следили, скафандры в какой-то момент начали мигать всеми лампочками, что все - кислород заканчивается, СО зашкаливает, космонавт давно сдох, выключайте меня скорее!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Типа, «Караул!»?

Рязанский: Мы у Земли спрашиваем, мол, что это? Они говорят: «Ничего ребята, все нормально! Это просто компьютер. Мы видим по телеметрии, что у вас осталось немножко кислородика. Давайте, работаем!»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Еще раз вас с Днем космонавтики поздравляем, который вчера случился во всем мире. Отметили мы. Голова как у вас, кстати?

Рязанский: Нормально, космическая.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Соображает, да?

УТРЕННЕЕ ШОУ: 21 марта на МКС отправилась очередная экспедиция, очередной экипаж. А пристыковался 23-его. А почему нельзя сразу? Прилетел, сразу пристыковался и «привет, ребята, космонавты!» Почему надо двое суток крутиться?

Рязанский: Я как раз оба полета летел за шесть часов.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Короткий вариант?

Рязанский: По быстрой схеме, да. Быстрые схемы есть, есть длинная схема. Все это зависит от времени старта, от баллистики. То есть, от расположения стартового комплекса и местоположения станции в этот момент. К сожалению, экипаж Олега Артемьева... Бедняга, он второй раз полетел по двухсуточной схеме.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что делаешь двое суток? Сидишь, в окно смотришь?

Рязанский: Кораблик маленький, места там немного.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Выйти покурить тоже не получается?

Рязанский: Как-то не очень. И двое суток в достаточно замкнутом объеме скучно. На станцию ты прилетаешь - огромный дом, у тебя своя собственная каюта, у тебя куча дел, много вкусной еды. Вообще там хорошо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Наверняка же помните и первый свой полет, и первый старт, и первый выход в открытый космос. Что по-человечески страшнее, взлетать в первый раз или  выходить в околоземное пространство?

Рязанский: По-человечески страшнее садиться.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Серьезно?

Рязанский: Абсолютно точно. Потому что, когда ты взлетаешь, ты еще плохо понимаешь, что это вообще такое. Ну да, как большая бочка с порохом. Делает большой бум, ровно через 528 секунд ты на орбите. Выходить в открытый космос безумно интересно, безумно красиво. А вот когда ты спускаешься, ты несешься в этом маленьком шарике, по иллюминатору сползает плазма. То есть, ты понимаешь, какая огромная температура снаружи...

УТРЕННЕЕ ШОУ: А это видно прям?

Рязанский: Это видно прям. Плюс наваливаются перегрузки, плюс ты понимаешь, что вот как будто кинули мячик куда-то далеко, и вот ты тот самый мячик, который несется с бешеной скоростью к Земле. Осталось только надеяться, что парашюты все откроются.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А для храбрости что-нибудь перед спуском - раз!

Рязанский: После спуска - можно. Но после спуска уже не страшно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А у нас есть, и мы готовы как раз предложить в честь Дня космонавтики еще раз поднять бокалы с чаем.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Чувство юмора великолепное! Прям вот удовольствие получаем!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Еще же талант есть! Ведь в прошлом году вышла в свет ваша книга, которая называется «Удивительная земля». Собраны в ней лучшие фотографии, сделанные с МКС. В какой момент возникла идея сделать именно книгу, чтобы в массы ее предоставить?

Рязанский: Вы знаете, иногда ловишь себя на том, что очень сложно словами объяснить, почему так хочется обратно на станцию. Почему хочется летать. Потому что есть какие-то вещи, которые необходимо показать. На Земле я почти не фотографировал. На станции с первого полета я привез 65 тысяч фотографий!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Уууух!

Рязанский: Со второго - 250 тысяч фотографий.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Тысяч?!?!

УТРЕННЕЕ ШОУ: А как вы сами-то их потом пересматривали, стесняюсь спросить.

Рязанский: Естественно. Для того, чтобы разобрать. Мне помогала моя младшая сестра и моя любимая жена. Правда, после второго полета они сказали: «Иди ты...»

УТРЕННЕЕ ШОУ: ...в космос?

Рязанский: Да. Слишком много привез. Там действительно безумно красиво. И очень хочется этим ракурсом нашей прекрасной планеты поделиться. Именно поэтому возникла идея каким-то образом подвести итог своего первого полета. И в этой книге собраны именно фотографии с первого полета. Сейчас ведется работа над еще двумя новыми книгами. Так что, я очень надеюсь, что в скором времени количество книг увеличится.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Мы тоже надеемся.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Подождите, ведь при таком количестве фотографий это даже не книга, а фотоальбом.

Рязанский: Я стараюсь, чтобы были не только картинки, но еще немного букв. Просто потому, что это красивая картинка, но с интересной историей. Ведь есть какие-то совершенно уникальные места, есть просто интересные исторические факты, которые людям интересно читать. У нас действительно прекрасная планета, которую хочется изучать, про которую хочется рассказывать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А есть любимые фотографии?

Рязанский: Их несколько. Есть любимое место на Земле. Это французская Полинезия, потому что она безумно красиво выглядит со стороны и из космоса. А фотография - лунный свет над ночной Европой. Это безумно красиво, потому что, когда хорошая погода, ты видишь все эти звездочки городов и лунный блик на море. Это очень красиво. Это сказочно просто. Хочется на это любоваться и любоваться.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы, когда домой возвращаетесь, вас близкие встречают. Они скучали. А жена что-нибудь вкусненькое готовит?

Рязанский: Обязательно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Во-первых, это бутербродики с красной икрой. Красную икру нельзя поставлять на нашу станцию.

Рязанский: Кончается быстро?

УТРЕННЕЕ ШОУ: И это тоже. Но по нашим правила она холодильного хранения, и так далее, так далее, так далее. Поэтому, кстати, оба моих дня рождения на станции я получил отличные подарки от наших американских коллег. Ведь известно, американцы не едят красную икру. Они просто не понимают, как эти странные русские едят рыбьи яйца. Оба раза они специально протащили для этого безумного русского банки с красной икрой и вручили мне на день рождения на станции этот прекрасный сюрприз.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Видно что-то хотели от вас получить! Так, ну поводу любимого блюда понятно. А есть какое-то блюдо в космосе, которого вам не хватает на Земле?

Рязанский: У нас на станции совершенно потрясающий творог. Сублимированный творог с орехами. Это, наверное, самое главное лакомство космонавта там, на борту. Такой вот специфический. Его делают только для космоса. И поэтому попробовать его можно только там. Когда мы летали в первом полете с японцем, он готов был все, что угодно отдать, подарить, продать за этот творог, чем мы и пользовались.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Что вы у него выменяли на этот творог?

Рязанский: Во-первых, у японцев тогда тестировалась специальная японская еда для японской станции на южном полюсе: сухая рыба. Весит... ничего не весит. Добавил воды - получил мокрую рыбу. Но она безумно вкусная и сырая.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как они привыкли питаться на земле, так же вот...

Рязанский: Да. Поэтому мы меняли творог на рыбу. Плюс у японцев совершенно уникальная технология в полиэтиленовом пакете хранения фруктов. Причем там персик в желе. И, когда ты ешь этот персик, ты понимаешь, что он свежий, его только что сорвали с ветки, он настолько сочный, обычный, классный. Как это японцы делают, я не знаю. Но мы ели чаще, чем он сам. Потому что мы меняли на творог.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Для кого-то станет в десять раз праздничнее сегодняшний день. Потому что к нам в студию дозвонился Александр из Ростова-на-Дону. У него есть уникальная возможность познакомится с вами, Сергей Николаевич, лично. Александр, доброе утро!

Александр: Доброе утро! Хотелось бы поздравить всех радиослушателей с Днем космонавтики. А также Сергея Николаевича. Хотел бы спросить у вас, вы неоднократно принимали участие в экспериментальных программах «Марс-500». Что такого особенного в этих экспериментах? И когда уже человечество полетит на Марс?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Да!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Спасибо, Александр, за вопрос.

Рязанский: Спасибо, хороший вопрос. Чем интересны подобные эксперименты? Тем, что мы действительно начинаем работу, готовимся к будущим межпланетным полетам. Я считаю, что вообще человеку уже пора собирать чемоданы, пора ставить хорошие амбициозные цели полета на Марс. Это и отработка новых технологий, и достаточно интересный проект, который зажжет глаза у молодежи, которую сейчас надо привлекать в космическую отрасль. Эксперименты эти и безумно интересны, и важны. И сам полет тоже будет очень важен. Единственное что, конечно, подобные проекты очень дорогостоящие. И, к сожалению, пока мы ругаемся здесь, на Земле, с нашими партнерами, подобные проекты, наверное, невозможны. Но как только научимся здесь, на Земле, жить дружно, мирно, и работать совместно, тогда и полет на Марс будет возможен.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Скинуться надо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: За мир во всем мире! Вот такой тост у меня родился. Помимо космоса у вас же какое-то безумно огромное количество земных проектов. Вы, извините, болтаетесь по Земному шару, выступаете, лекции читаете. Что это такое, расскажите?

УТРЕННЕЕ ШОУ: О чем рассказываете людям?

Рязанский: Действительно, на месте не сидится. Действительно, достаточно много различного типа выступлений. Во-первых, это выступления перед бизнес аудиторией, лекции по лидерству, конфликтологии, командообразованию, работе в стрессовых условиях.

УТРЕННЕЕ ШОУ: С ума сойти.

Рязанский: Космические подходы к современному бизнесу. Во-вторых, это образовательные проекты, российское движение школьников, которое я возглавляю, популяризация гражданской активности у ребят, поддержка экологических проектов, волонтерских проектов, краеведения, школьные музеи, помощь в профориентации. Вообще, удивительный проект, который сейчас масштабно идет по каждому региону нашей страны. И очень приятно общаться с интересными, активными детишками, которые очень много проектов сами придумывают, и сами делают без подсказки взрослых. А наша задача их только поддержать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Если бы вы были в статусе просто ученого, а не в статусе героя Российской Федерации летчик-космонавт, такие проекты двинуть с места было бы возможно, или все-таки космос и здесь помогает?

Рязанский: Конечно, космос помогает. Хотя, скажу честно, глядя на то, какие замечательные люди периодически встречаются без всяких регалий, но с огромным энтузиазмом двигают огромные и очень важные проекты по благотворительности, по помощи нуждающимся, по помощи онкобольным детям, ветеранам...

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но я касательно вас лично спрашивал. Пользуетесь космическими привилегиями все-таки?

Рязанский: И космическими подходами, и космическими привилегиями!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну и правильно! Была бы у нас такая возможность, мы бы тоже, естественно, воспользовались бы. Вы ведь активный блогер. И вели блог непосредственно из космоса. Было такое дело?

Рязанский: Абсолютно точно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Какие вопросы вам чаще всего задавали? Чем мы интересуемся, а?

Рязанский: На самом деле вопросов великое множество. Мы работаем сейчас над новыми книгами. И одна из них, рабочее название пока «Спроси космонавта». Именно ответы на вопросы соцсетей. Почему на темном небе не видно звезд, а где-то их видно? Почему Земля круглая, а не плоская?

УТРЕННЕЕ ШОУ: А это спрашивают?

Рязанский: Это нормально, когда есть такой живой интерес. Кстати, заходите, подписывайтесь.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Уже сделала. Уже подписалась во всех соцсетях.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Самый дурацкий вопрос? Ну, помимо плоской Земли.

Рязанский: Самый дурацкий вопрос - это «Сколько времени вы потратили на фотошоп данной фотографии?». Докажи, что ты летал в космос.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Что ты не верблюд, да!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Сергей Николаевич, а поздравьте, пожалуйста, все население планеты Земля с этим самым великим Днем космонавтики.

Рязанский: Дорогие друзья, у нас потрясающая планета. У нас удивительная Земля. Когда сверху смотришь, не видно границ. Дорогие друзья, давайте жить дружно! Космической вам удачи!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Космический Кот Леопольд!

13.04.2018

Назад