Андрей Макаревич - народный артист России, лидер группы «Машина времени»

Андрей Макаревич - народный артист России, лидер группы «Машина времени»

Минаев: Утреца всем добрейшего, друзья!

Молодцова: Доброе утро!

Минаев: Какой же у нас сегодня славный понедельник получается! 11 декабря - красный день календаря! Мы сегодня, ребята, гуляем по полной программе. Потому что отмечаем день рождения... Я сейчас тираду выдам! Музыканта, певца, композитора, продюсера, телеведущего, народно артиста Российской Федерации и, скажем так, рулевого «Машины времени». Андрей Макаревич у нас сегодня в студии! Доброе утро!

Макаревич: Привет-привет!

Минаев: Рады тебя видеть!

Макаревич: А я-то как рад вас видеть!

Минаев: Мы поздравляем тебя с Днем рождения со всеми вытекающими.

Макаревич: Спасибо!

Минаев: Мы узнали такую штуку, что ты не особо любитель отмечать дни рождения. Это правда?

Макаревич: Правда. Я вообще не люблю ничего обязательного.

Минаев: А тогда скажи, как отмечает день рождения человек, который не любит отмечать дни рождения?

Макаревич: Банальнейшим образом. Поскольку все равно приходится отмечать.

Минаев: Гостей не выгоняешь?

Макаревич: Выбирается самый дежурный вариант. Например, близкие друзья придут и поздравят. Ничего такого не устраиваю.

Минаев: Шоу какие-нибудь? С фейерверками?

Молодцова: Музыка, танцы, женщины?

Макаревич: Да какое там.

Минаев: Душевно?

Макаревич: Танцы... Музыканты вообще ненавидят музыку и танцы. А что касается поиграть вместе, такое может случиться. Потому что джазменов пьяных несет иногда.

Минаев: Потом выгонять со сцены приходится.

Молодцова: Вы сегодня начали отмечать свой день рождения в студии Ретро FM. А были еще какие-нибудь необычные места, где выпадало встретить этот праздник?

Макаревич: Несколько раз я встречал дни рождения в дальних странах.

Молодцова: Под водой?

Макаревич: Был один раз и под водой.

Минаев: А как под водой выпивать-то?

(смеются)

Молодцова: Убираешь загубник и давай!

Макаревич: Правила безопасности международного толка требует, чтобы сначала вынырнул. В этот момент тебе уже могут налить, когда твоя голова появилась на поверхности воды.

Минаев: Да, это неплохой вариант!

Молодцова: Вы из очень интеллигентной семьи. Папа-архитектор. Верно? Мама-врач. Дедушка и бабушка - учителя. Вы же, в итоге, стали музыкантом. Но, но, но! Не классическим, что, может быть, и одобрили бы близкие. А именно хулиганом, неформалом, рокером. Были ли ваши родственники недовольны вашим выбором?

Макаревич: Мама была не то, что недовольна. Она очень боялась последствий. Все время ждала чего-то плохого.

Молодцова: С плохими друзьями связался, с теми не дружи...

Минаев: ...а то плохому научат.

Макаревич: Нет-нет. Выгонят из института, не доучишься, тебя посадят. А папа всегда поддерживал то, что я делаю. Поддерживал душой, это было очень важно. Но я довольно долго стеснялся собственных творений. Сначала мы сделали группу «Тайм Машинс» и тут же написали альбом на английском языке. На английском тексты писать труда не составляло про «ай лав ю» и тому подобное. Все это было очень просто. А потом, поскольку у нас был замечательный японский усилитель, Градский попросил его у нас на концерт. А я до этого не слушал Скоморохов. И сказал: «Заодно послушаете нормальную настоящую музыку». И мы, конечно, офигели. Потому что они по-русски пели свои песни. И после трех дней ужасного расстройства я начал пробовать писать по-русски.

Минаев: Ты стеснялся того, что писал на русском? Или первые творения на английском?

Макаревич: За английский никакого стеснения не было. Они были безупречны в плане жанра.  А русская поэзия с ее всем предыдущим багажом историческим - конечно, это планка другая совсем.

Минаев: Да, посерьезнее на самом деле. Ты часто говоришь, что твоя профессия - художник.

Макаревич: Это истинная правда.

Минаев: И в студенчестве ты подрабатывал в журнале «Техника молодежи».

Макаревич:  А также на фирме «Мелодия» оформлял обложки детских пластинок.

Минаев: А платили-то как? Нормально?

Макаревич: Я могу точно вспомнить, что обложка диска, если там была цветная картинка, стоила где-то от 80 до 110 рублей. Это были очень хорошие деньги по тем временам.

Минаев: Надо было, конечно, учиться рисовать тогда.

(смеются)

Молодцова: Вы работали архитектором в институте проектирования театров и зрелищных сооружений. Ох, как серьезно звучит! Так ведь?

Макаревич: Да, это так!

Молодцова: Воплотились ли какие-то ваши проекты в жизнь? Может быть, существует какой-то театр, который сделал Андрей Макаревич?

Макаревич: Существует.

Молодцова: Где?

Макаревич: Театры много где.

Минаев: Они функционирует, как театры?

Макаревич: Насколько я знаю, да.

Минаев: А не было желания, скажем так, патронаж организовать со своей стороны?

Макаревич: Был бы я какой-нибудь олигарх, я бы, наверное, так и поступил. А тут поднять идейную волну? Давайте спасать произведения, к которым я имел некоторое отношение?

Минаев: Поднять гонорары!

(смеются)

Макаревич: Дело в том, что в те времена советские не было такого, чтобы один архитектор проектировал один театр. Всегда была группа архитекторов. Всегда это делалось коллективно. Один занимался фасадом, другой занимался внутренней планировкой, третий занимался общей планировкой на местности. У каждого была какая-то своя задача.

Молодцова: А за вами что было закреплено?

Макаревич: Я как раз фасадом занимался.

Минаев: Все, что снаружи и красиво! Ты много раз говорил, что на становление тебя как музыканта повлияла группа  Beatles. А ведь в то время было большое количество серьезных коллективов.

Макаревич: Это уже позже было. Это такое чудное время, когда каждый месяц появлялись какие-то гениальные ребята, непохожие ни на кого. Это и Rolling Stones, естественно. А потом сразу The Led Zeppelin, и Santana, и Deep Purple, и Элтон Джон и Стив Вандер.

Минаев: Со всех сторон обкладывали.

Макаревич: Причем самые разные жанры. А потом еще и джаз-рок вошел, и Chicago, Gently Giant. Да елки зеленые....

Минаев: Вот они вкусы-то Андрея Макаревича, пожалуйста. Сам все рассказал.

Молодцова: Будем знать. А что касается жанров. Все-таки когда-то у нас в стране существовала некая такая даже открытая конфронтация между поп-исполнителями и рок-исполнителями. А сейчас в современном мире очень много общих проектов на одной площадке. Вы к этому как относитесь? И когда пересекаетесь с коллегами и с той, и с другой стороны не происходит конфликтов?

Макаревич: У нас страна вообще...

Минаев: ...контрастов.

 

Макаревич: ...где конфронтация - способ исторического существования. У нас была странная конфронтация между джазменами и рокенрольщиками. Между бардами и рокенрольщиками. Я никогда не страдал таким чувствами. Мне всегда было интересно то, что было интересно. И если мне этот музыкант интересен, в каком жанре он работает этот вопрос не стоит.

Молодцова: Что касается поп-музыки все-таки современной. С кем-то хотелось, может, спеть дуэтом? Не было таких мыслей?

Макаревич: Лайма пригласила летом спеть дуэтом с ней на ее фестивале ежегодном. Я с удовольствием это сделаю, потому что я к ней с 80-го года, когда мы познакомились, отношусь очень нежно. Она обладает замечательным вкусом, очень работящая.

Минаев: Очень красивая.

Молодцова: Да.

Минаев: Неровно дышишь?

Макаревич: Да!

Минаев: Понятно. Будет повод подкатить. На сцене.

(смеются)

Минаев: Кстати, песню-то уже определили?

Макаревич: Определяем сейчас.

Минаев: Ясно, еще в творческом поиске.

Макаревич: Но это песни мои будут.

Минаев: Понятно. Тогда, получается, ей надо будет определяться.

Минаев: 70-е годы. Была такая тема, что если ты в 70-е занимался рок-музыкой, ты еще обязан был разбираться в электротехнике. Потому что музыкант, который не мог себе что-то спаять, собрать усилитель, перемотать датчик был обречен на акустическое звучание. Как минимум.

Макаревич: Нужно было иметь одного, двух, трех друзей, которые понимают в радиотехнике. И умеют пользоваться паяльником.

Минаев: А ты сам что-то паял?

Макаревич: Ну, я мог припаять, конечно, отвалившееся сопротивление. Но я это делал без внутренней радости. И понимая, что это довольно коряво у меня получается. Хотя был у меня и паяльник, и олово.

Минаев: И даже канифоль, я так понимаю. Слушай, а тогда получается, что как раз у тебя такие ребята и были на подхвате, которые могли сделать, собрать, спаять.

Макаревич: У всех были, у любой команды.

Минаев: А чем ты их привлекал? Это же работа. Как заставить человека сделать хорошо, с душой и практически бесплатно?

Макаревич: Это сейчас все думают, что всякий труд должен быть оплачен. А мы жили в эпоху хиппи. Тогда отношение к деньгам было гораздо более спокойное. Во-первых, их ни у кого все равно не было. Бороться за них было бессмысленно. Во-вторых, когда было совсем необходимо, они откуда-то все равно появлялись. Ну, в размерах бутылки на две, на три.

Минаев: Собственная валюта.

Макаревич: Да. А всех этих ребят музыка очень привлекала.  Потому что вокруг группы собирались, девушки. Тут и электронщик. Чаще всего он был и звукорежиссером. Хотя тогда не было такого слова. Потому что не было пульта.

Минаев: Пульта не было?

Макаревич: Да. У меня регент 60 стоял под правой рукой. И, если что-то начинало пищать, я сам крутил какую-то ручку наугад, и пищать переставало.

Минаев: Я хотел бы уточнить еще момент. Те, у кого был пульт...

Макаревич: ...это крутизна знаешь какая была!

Минаев: Это же был первый человек в группе. От него все зависело, будут ли девчонки на концерте или нет.

Макаревич: Девчонки все равно приходили. Потому что звучали все всё равно одинаково. Волосатые парни с электрогитарами были так красивы! Но была такая фишка: пройтись по Тверской с электрогитарой. И все девушки твои. Но многие ходили с пустым чехлом просто потому, что он меньше весил, а работал точно также.

Минаев: До нас дозвонился Александр из Омска. Александр, доброе утро!

Александр: Доброе утро, Ретро FM! Здравствуйте!

Минаев: Александр у вас такая возможность! Не теряйте времени, знакомьтесь с Андреем Макаревичем.

Александр: Здравствуйте, Андрей.

Макаревич: Здорово!

Александр: Пишут, что вы в детстве уникальную коллекцию бабочек собрали.

Макаревич: Это правда.

Александр: Я бы хотел узнать, чем она была уникальна. И где она сейчас находится. Сами ли вы их вообще ловили или как?

Макаревич: Несколько лет я их ловил сам, потому что это было совершенно нормальное явление, когда мне было лет шесть. Все вокруг меня ровесники на даче либо собирали бабочек, либо собирали марки. Либо они собирали этикетки. Или собирали монеты. У всех была какая-то тяга к коллекционированию. Я бабочек страшно любил и знал хорошо. У меня бабушка была преподавателем биологии. Коллекция росла. Она еще не была уникальной, потому что, в общем-то, бабочки нашей средней полосы в ней были. И все это у меня довольно долго висело в доме на стене. Я приезжал в другой дом, но в этот момент мой друг Саша Градский у себя на даче построил чайный домик. И я ему сказал: «Саня, а давай я тебе подарю бабочек, они у тебя там будут красиво висеть». Он сказал: «Отлично!» И там они висят у него.

Минаев: Значит, Александр Градский - хранитель твоих бабочек! Даём слушателю диск за вопрос?

Макаревич: Да с удовольствием, если ему это интересно.

Александр: Конечно, интересно!

Макаревич: Александр, по случаю наступающего Нового года хочу презентовать очень редкую «сидишку», которая сделана замечательными ребятами. Она называется «Идиш Джаз».

Александр: Спасибо большое!

Макаревич: Я его подписываю.

Минаев: Процесс подписывания идет прямо сейчас! Вы - крутой! Вы практически имеете уникальную раритетную копию, подписанную самим Андреем Макаревичем. Причем в день своего же дня рождения. Представляете, как вам повезло?

Макаревич: И обложка моей руки.

Молодцова: Что касается дня рождения. Часто так бывает, что на днях рождения выступают музыканты. А на своем празднике вы бы кого хотели увидеть в числе выступающих?

Макаревич: Я не привык на самом деле. Мне кажется, что день рождения - это такая штука. Как Новый год. Это же и есть Новый год, только твой личный. Новый год хорош, когда собрались дома, сели за стол. Дорогие сидят товарищи и подруги. Посмотрели друг другу в глаза. Говорят друг другу прекрасные слова. Вместе выпивают и закусывают. Вот это и есть день рождения. А устраивать из этого концерт... Слушайте, у нас столько концертов в жизни.

Минаев: Трудно не согласиться на самом деле. Ты в свое время очень гордился, что у тебя в трудовой книжке запись «Артист Росконцерта».

Макаревич: Это правда.

Минаев: Сейчас-то что в трудовой книжке записано? И вообще она существует или...

Макаревич: Вы будете смеяться. Она существует. Я по-прежнему остаюсь президентом продюсерской компании «Смак».

Минаев: Да? Это прям в трудовой книжке?

Макаревич: Это прям в трудовой книжке.

Минаев: Извините, господин президент, что мы так с вами.

Макаревич: Ничего.

(смеются)

Макаревич: Моя толерантность не знает границ.

Минаев: Жаль, что сразу не спросил. По-другому тогда разговаривали бы.

Молодцова: Спеть можно «Happy birthday, mister president...»  

(смеются)

Минаев: Еще раз наши поздравления!
Молодцова: С Днем рождения!

Минаев: От нас, от всех слушателей Ретро FM!

Макаревич: Друзья мои, пусть нам сопутствует хорошая погода, хорошее настроение и доброе расположение звезд в небе. Давайте радоваться друг другу и любить друг друга. А дальше все образуется.

Минаев: Ну, наливай, что сидим-то?

Макаревич: Я думал, у вас наливают!

Минаев: Все сейчас будет

 

11.12.2017

Назад