Виктор Салтыков - популярный певец, участник групп "Электроклуб", "Мануфактура", "Форум"; участник фестиваля "Легенды Ретро FM 2017" в Санкт-Петербурге

Виктор Салтыков - популярный певец, участник групп "Электроклуб", "Мануфактура", "Форум"; участник фестиваля "Легенды Ретро FM 2017" в Санкт-Петербурге

ПЕРВАЯ СМЕНА, ВИКТОР САЛТЫКОВ, РАСШИФРОВКА

Минаев: Ребята, с добрым утро!

Молодцова: Доброе утро!

Минаев: У нас сегодня 22 ноября, красный день календаря.

Молодцова: Очень красный и очень праздничный.

Минаев: Это точно. Мы сегодня отмечаем юбилей Виктора Салтыкова. И не просто так, а вместе с юбиляром в студии. Виктор у нас сегодня в гостях. Виктор, доброе утро!

Салтыков: Доброе!

Минаев: Поздравляем вас с юбилеем. Естественно, всего хорошего. Процветания. И все, что к этом прилагается.

Салтыков: Спасибо.

Минаев: Но есть некоторые вопросы. Отвечать будете на них?

Салтыков: Буду-буду.

Минаев: Виктор, ведь день рождения у музыкантов не особо и праздник. Обычный такой рабочий день. Может, даже самый рабочий день в году.

Салтыков: Для меня это вообще не праздник по жизни. В какой-то период времени я еще в детстве радовался. А когда стал взрослым, я потерял радость ощущения дня рождения. А когда появилось большое количество гастролей, все время выпадало где-то находиться. Иногда отмечалось.

Минаев: Сегодня будете отмечать?

Салтыков: Сделаем семейный круг. В дальнейшем планируется несколько юбилейных встреч со всеми. Я соберу людей больших.

Минаев: Мы поговорим на эту тему сегодня.

Молодцова: Что касается семейного круга, которого коснулись. Семья как-то празднует с вами, готовит какие-то сюрпризы?

Салтыкова: У меня такая супруга, с которой я практически 25 лет. Знакомы 26. Она вообще человек очень внимательный по отношению к нам ко всем – и к дочке, и к сыну, и ко мне тем более. Бывает, я забываю все. А она мне что-то напоминает. Она человек-сюрприз всегда. Делает какие-то мне сюрпризы, неожиданности. Прошлый юбилей и позапрошлый она мне устраивала какие-то неожиданные… куда-то путешествия, несколько раз. Зная, что я никогда не был в Японии, она отправила меня в Японию. Вместе с ней полетели. Оторвались от семьи, от детей. Были вдвоем. Настоящее романтическое путешествие. И сегодня мне она еще не сказала, что меня ждет. С утра мы не виделись. Потому что я улетел к вам практически. У меня сегодня больше опять беготни, суеты. Но вечером соберемся, сядем, отметим.

Молодцова: Если учесть, что Санкт-Петербург – ваш родной город. Выступать там на «Легендах» – это как-то по-особенному ответственно? Или дома и стены помогают, вы расслаблено себя чувствуете?

Салтыков: Я к своим годам до сих пор себя расслабленно не чувствую вообще, выходя на сцену. Любой выход – это некое волнение в любом случае. Когда большой гала-концерт, ты волнуешься немного меньше. Я прошел в своей жизни разные площадки. И большие. И маленькие. И стадионы, и дворцы спорта. К дворцам спорта я отношусь несколько иронично и спокойнее, потому что не так мне близко приходится видеть публику, что я не очень люблю. В последние годы я работаю в основном в камерных небольших залах специально для того, чтобы с публикой наконец-то общаться воочию. На протяжении десяти лет я публику видел только, когда они брали автограф. Или на расстоянии, когда я к ним подбегал. Я не могу без глаз человеческих. Я до сих пор бегаю по сцене.

Минаев: Касательно сцены огромной. В супершоу «Легенды Ретро FM» вы же не первый раз участвуете, можно сказать, опытный участник нашего супершоу. Будут люди, которые в первый раз выйдут на сцену фестиваля «Легенды Ретро FM». Может, вы можете дать какой-то совет. Что делать?

Салтыков: Думаю, что как раз делать-то может быть много не надо. Потому что Ретро FM все сделало для того, чтобы артист чувствовал себя комфортно, нормально, не переживал даже за свой первый выход. Когда мы раньше выходили, у нас три фонаря висело. И не горели толком. Но сейчас-то шоу – конечно же шоу. Сейчас столько работы, креативной техники. И ты себя чувствуешь достаточно спокойно на самом деле. Я думаю, что все будет сделано для артиста в полном объеме. Но все равно надо любить публику. Первое, что ты должен, даже, если ты не видишь этих глаз, ты их должен чувствовать. Всю жизнь я бегаю к публике. Это меня спасало всегда.

Молодцова: В армии вы были радистом. Это так, да? Говорят, играли в самодеятельном ансамбле. И это были, если мы не ошибаемся 77-ой - 79-ые годы. А какой был репертуар у армейского ансамбля.

Салтыков: Ооооооо…!

(смеются)

Салтыков: Меня забрали в армию в 77-ом году в апреле, отправили в группу советских войск в Германии. Там-то все и закрутилось. Был маленький батальон. И была гитара в ленинской комнате.

Минаев: Одна?

Салтыков: Да, все очень плохо на ней бренчали, плохо играли. И когда я впервые сыграл там на гитаре, все услышали и сказали: «Так!» Замполит увидел, что я что-то лабаю, играю, сказал: «Ансамбль в течение полутора месяцев надо создать!» У нас был маленький батальон, две роты всего лишь. Двести человек – весь батальон. Я нашел там три человечка, с которыми мы создали ансамбль, с которыми мы не захотели служить, а хотели сидеть в музыкальной школе и репетировать. Репертуар. Там по телевизору я впервые увидел такую группу как Smokie. Немцы тогда показывали вот эти все ансамбли. На тарабарско-английском языке я попытался петь их песни. Я пытался так же хрипеть. И две-три песни у нас было в этом репертуаре. Музыка простая для нас была. Я хрипел своим голоском. Но замполит, когда все это услышал, сказал: «Виктор, нам нужна патриотика. Нам нужны обязательно какие-то песни». На солнечной поляночке я вспоминал все армейские, что могут пригодится. У меня отец слушал эти песни, я многие знал.

Минаев: По поводу увлечения большим теннисом. Вы же и сейчас поигрываете.

Салтыков: Так я научил и жену хорошо играть. У меня сын играет.

Минаев: Понятно, что занятия спортом, в частности, теннисом помогают поддерживать форму.

Салтыков: Рекомендую всем заниматься теннисом по возможности.

Минаев: А как-то на голос это влияет?

Салтыков: Влияет.

Минаев: Марина Шарапова-то когда играет…

Салтыков: Есть такая методика Стрельникова, когда с выдыханием. Лечебная гимнастика такая. И астматикам на самом деле это помогает. Многие артисты так свои легкие развивают.

Минаев: Хотелось бы о вашем «темном» прошлом немножко поговорить. Вы ведь начинали как рок-музыкант. Группа «Мануфактура». Это серьезная рок-группа. А как произошел переход в популярную музыку? Как вас туда-то занесло? Точнее, сюда…

Салтыков: Соблазнили, скажу так. Прямо.

Минаев: Деньги, женщины?

Салтыков: Все это тоже сработало.

Минаев: Что в первую очередь?

Салтыков: В первую очередь, возможность выступать на сцене. Это было первым соблазном, первым яблоком в моей жизни грешным. Когда я изменил каким-то своим принципам, пошел в группу. Я был молод и, наверное, любой человек, который мечтает попасть на сцену, он будет чем-то жертвовать. Я об этом сейчас не жалею. Все мои новые альбомы, если кто-то послушает, они совершенно другие. Они навеяны временем, когда я пел в такой прекрасной группе как «Мануфактура». На первом фестивале мы получили гран-при. И оставили позади таких монстров по тем временам, набирающим вес – «Зоопарк», «Кино», «Аквариум». Мы сделали это!

Минаев: Это серьезная заявка на самом деле.

Молодцова: В 90-е давайте вернёмся на пару секунд. Группа «Форум» и «Электроклуб» имели бешеную популярность в стране. А вы при этом смогли как-то остаться человеком. Как удалось не «поймать звезду»?

Салтыков: Люди изначальны, наверное. Есть люди, которые изначально такие. А я изначально, наверное, такой, какой я сегодня до сих пор. Конечно, я поменялся. Естественно стал взрослее, мудрее. Сейчас даже легче жить, когда меня не узнают. Я в магазине спокойно стаю в очереди, что-то покупаю. Мне это приятнее. Я вот из такого теста.

Минаев: Тогда тост у меня по случаю дня рождения: за узнаваемость!

Салтыков: Узнаваемость узнаваемости рознь. Мне кажется, Крамарова до сих пор все помнят. У меня, наверное, такая мощь, которая как-то оседает у многих. Иногда как-то трудно от нее избавиться. Постоянно ты это ловишь, и этот шлейф идет до сих пор. Я не похож на себя того – 30-летней давности, 35-летней давности. Тем не менее, все равно же узнают.

Минаев: Вспомним 80-е, 90-е, когда для того, чтобы раскрутиться ансамбли, группы, коллективы, сами отдавали кассеты со своими записями пиратам, чтобы те все это распространяли.

Салтыков: Народная любовь работала. Достать записи было невозможно. И предприимчивые господа, когда приезжала группа «Форум» в какой-нибудь город, уже звукорежиссера окучивали, чтобы подсоединить магнитофон, все это записать. Концерты были вживую. И потом эта кассета переписывалась, перезаписывалась. Кто-то продавал, кто-то распространял. Первый концерт «Форума» был большой в Новороссийске. Один из первых десяти заявленных. Это был стадион. И то полсектора. На одну трибуну работали, на маленькую причем, боковую четвертинку на повороте. И там сначала были десять человек на трибунах. Во второй день уже было 400, в третий - уже 1000. И к последнему концерту вся трибуна была забита. Было понятно, что это все. Так работало сарафанное радио в городе. Мы выходили модные по тем временам. Вещи стояли очень дорого, баснословные деньги платили. Весь заработок отдавали только на шмотье свое, чтобы одеть джинсы. Все это покупалось у фарцовщиков. Другой возможности купить не было.

Молодцова: Самые первые заработанные деньги потратили на одежду?

Салтыков: Первые 300 рублей – а по тем временам стипендия была 40 – я еще заканчивал пятый курс Института инженеров железнодорожного транспорта. Первые летние деньги после Анапы и Новороссийска я привез домой, положил на стол маме и сказал: «Кто сказал, что я не певец?» Они мне всегда говорили: «Да, что ты там пытаешься? Кобзон, Лещенко – это певцы». А я говорю: «А кто сказал, что я не певец?» Вот с этим возгласом я положил 300 рублей маме на стол. И она была ошарашена, что я за какие-то десять дней привез такую сумму. Она говорит: «Все равно, Витенька, надо инженером работать».

Минаев: Виктор, тут есть желающие у нас с вами пообщаться, поговорить, я так думаю, наверное, и с днем рождения поздравить. Марина до нас дозвонилась. Доброе утро!

Марина: Доброе утро! Здравствуйте, Виктор!

Салтыков: Здравствуйте, Марина.

Марина: Хочу поздравить с Днем рождения, пожелать успехов в вашем творчестве и задать несколько вопросов. Есть шутка: «конь в яблоках» - это название кавказского национального блюда. А сами умеете готовить?

Салтыков: Я безумно люблю готовить на самом деле. Если бы я не стал певцом, не буду говорить громко, артистом (я считаю себя все-таки больше певцом), я бы стал поваром. Клянусь. Несмотря на то, что я заканчивал Ленинградский институт инженеров ЖД, мне хотелось что-то еще изобретать именно в кулинарии. Потому что я вырос именно в такой семье, где тетушка очень много готовила блюд. И я как-то с детства к этому привык тоже. И мне хотелось этим заниматься. Марина, за вопрос я бы хотел подарить вам свой диск, который называется «Ностальгия по настоящему». Здесь очень красивая музыка. К сожалению, для блюда уже точно ничего нет, но для ума и для души в этом альбоме очень много песен красивых.

Марина: Спасибо, большое! Настоящим подарком было пообщаться с вами!

Молодцова: Виктор, что чудесно, это то, что вы продолжаете писать новые песни, продолжаете радовать поклонников. А где вы берете вдохновение? Что для вас вдохновение?

Салтыков: Это день, который наступает. Вдохновение – моя семья, мои дети, мои друзья. Все, что вокруг. Я посмотрел в окно – и вот оно, вдохновение. Если солнце еще светит, оно вообще прекрасно. В душе начинает петь. Вдохновение, когда ты утром встаешь спокойно и не чувствуешь, что у тебя сбоку болит. Глаза видят. Я радуюсь каждому дню сегодняшней жизни. Вдохновение – когда гитару беру вдруг. Когда мои дети меня радуют. Моя дочка что-то мне спела. Она тоже у меня сочиняет. Вот мое вдохновение.

Минаев: Виктор раскрыл секрет. Он берет вдохновение ниоткуда или же абсолютно отовсюду. Мы еще раз поздравляем вас с Днем рождения. Желаем успешного вашего концерта 25-ого в Москве. И, конечно, ждем с нетерпением 16-ого декабря, когда увидим вас на сцене «Ледового дворца» в Санкт-Петербург на супершоу «Легенды Ретро FM». Заходите к нам почаще!

 

Назад