Валерий Сюткин - певец и музыкант, автор текстов песен, Заслуженный артист России

Валерий Сюткин - певец и музыкант, автор текстов песен, Заслуженный артист России

Минаев: Утреца всем добрейшего, друзья!
Молодцова: Доброе утро!

Минаев: Утро сейчас будет не только добрым, но и весёлым. К нам в гости пожаловал Заслуженный артист России, человек привлекательный, весёлый, разговорчивый и обаятельный - Валерий Сюткин у нас в студии. Валерий, доброе утро!

Сюткин: Доброе утро всем, кто нас слышит на этой оптимистичной радиоволне.

Молодцова: Оптимистично!

Минаев: Обещал же, что будет.

Сюткин: Таким вялым, едва проснувшимся голосом говорю.

Молодцова: Это нормально!

Минаев: Вот, что хотели спросить. Валерий, вы же в первый раз принимаете участие в нашем супер-шоу  "Легенды Ретро FM".

Сюткин: Во-первых, я обожаю утренний эфир. Это всегда такое катапультирующее мероприятие. Ты сразу понимаешь, что день будет насыщен событиями. Конечно, мне приятно, что я дебютирую, наконец.

Минаев: Но я имею в виду наш фестиваль "Легенды Ретро FM", который 9 декабря в "Олимпийском" будет.

Сюткин: Не, ну в "Олимпийском" я не дебютирую. Хотя, скажу честно, сольных концертов в "Олимпийском" я не играл и не жалею об этом. Всё-таки это для такой, прямо скажем, крайне энергичной музыки. Даже такой рок-н-ролл, который мы исповедовали в "Браво", он для более такого...

Минаев: …нормально всё в этом плане-то.

Сюткин: Сдали нервы, извините.

Минаев: Ответственность перед "Олимпийским", перед фестивалем "Легенды Ретро FM" на вас не лежит?

Сюткин:  На мне лежит ответственность за качество моего выступления. За всю программу ответить не могу. Я не умею петь под фонограмму, я плохо попадаю. Никого не осуждаю, просто говорю: «Для того, чтобы не было никаких сомнений, будем как-то общаться, петь вместе». Я надеюсь, меня пригласили не для того, чтобы я показывал своё новое произведение, а для того, чтобы спели нечто, проверенное временем.

Молодцова: А почему раньше вы не принимали участие в "Легендах Ретро FM"? Вы не чувствовали себя легендой?

Сюткин:  Помните, когда мальчика пятилетнего, который не разговаривал до пяти лет? Родители уже смирились с тем, что он не разговаривает. Они ему в очередной раз ставят на завтрак яичко, он берёт ложечку и вдруг говорит «Недоваренное». Родители: «А чего же ты молчал все эти пять лет?! Мы же извелись!» А он говорит: «Не было претензий».

(смеются)

Сюткин: Не было настойчивого приглашения.

Минаев: Между прочим, Валерий - профессор кафедры вокала и художественный руководитель эстрадного отделения МГГУ имени Шолохова.

Сюткин:  Университет наш два года назад, по-моему, если не ошибаюсь… Два года перерыва деятельности было, потому что слияние вузов происходит. Шолоховский - мой альма-матер вместе соединили с педагогическим. И за это время там раза два или три сменилось руководство. В общем, не до меня пока.

Минаев: Понятно. Ну, а студенты-то остались?

Сюткин: Они сейчас не востребованы. Я ещё раз говорю, есть некоторая неразбериха в кадровой политике. Это раз. А второе - это же у меня прикладное, фактически, общественная работа. На этом, во-первых, я не собирался становиться богаче. Это абсолютная дань уважения тому вузу, который много лет назад заканчивал. А сейчас он уже другой. Всё хорошее должно заканчиваться.

Минаев: Я что хотел спросить. Вы ведь являетесь обладателем уникального тембра голоса. Это факт, это слышно.

Молодцова: Бесспорно.

Сюткин: А это очень важно для человека, который занимается вокальной карьерой. Многим, сегодня принимающим участие в крупных телевизионных проектах, не хватает индивидуального тембра. Возьмём «тембристых ребят». Себя я уж не буду в один ряд с ними ставить, но есть люди, которые здорово поют. Ну... А есть прямо раз одну ноту...

Минаев: ...и всё - это он.

Сюткин:  Мик Джаггер, например.

Минаев: Мимо не пройдёшь.

Сюткин: Мик Джаггер. Они заканчивают свой европейский тур. Мне понравилось, как они это сделали. Не так, что уходим, занавес падает, слёзы, расставание. Играем, но не факт, что будем играть дальше.  

Минаев: Я насчёт голоса чего песню затянул. Хотел узнать, есть ли какие-то специальные упражнения, секреты, чтобы добиться такого тембра. Или, что бог дал, то в дело и идёт?

Сюткин:  Во-первых, он был не такой. Он был повыше и позвонче, когда я был более юным. А вот это - трудиться надо. И тогда появляются какие-то в голосе моменты. А потом, самое главное - песня - это то, что ты хотел рассказать. И, если рассказчик хороший, то песню слушать интересно. Так что, все самые лучшие вокалисты времён и народов не были лучшими вокалистами. А были лучшими рассказчиками.

Молодцова: Красиво как.

Минаев: И скромными людьми.

Сюткин:  Да. Я вот о своей скромности могу часами говорить.

Молодцова: Я про костюм хотела спросить. Строчка из песни «На нём всегда костюм» - вот это прям действительно про вас.

Сюткин:  Так я сам написал!

Минаев: Ранний час, а он весь при полном параде.

Молодцова: Всегда с иголочки, всегда очень стильно выглядите. А дома вы всё-таки выглядите также? Или можно застать вас в спортивном?

Сюткин:  Застать нельзя, но так и хожу.

Минаев: Но есть классика жанра? Майка-алкашка, тренировочные штаны?

Сюткин: Что-то в этом роде. Все мы хотим быть в комфорте. Я вообще люблю больше... Ну да ладно.

Минаев: Это самая удобная одежда, на самом деле. Ваш отец, кстати, был военным строителем, принимал участие в строительстве Байконура. А как вышло так, что в семье военного вырос стиляга? Причём такой вот - настоящий.

Молодцова: Показательный.

Минаев: Битник, я бы даже сказал.

Сюткин: Ну, случилось несчастье. Бывает такое. Пошёл ребёнок вот этой дорогой.

Минаев: А родители не против были?

Сюткин: Да родители сами наши были вообще-то... Мы все во дворах росли. И школа. Если не на продлёнке, то так сам пешком шёл. Школа не рядом была. Две остановки на трамвае. Либо зайцем на трамвае, либо пешочком. А тогда в юности торопишься, прямо позарез. В 8:30 начало, а в 8:27 из дома выходишь, трамвая долго нет, психуешь. Бегом бежишь. Короче говоря, так сложилось, что совпало взросление. Вот это период, в который была такая программа на телевидении «Играй, гармонь». Вот этот период совпал с тем, чтобы для того, чтобы как-то проявить себя, ты должен был либо спортсменом быть немеренным каким-то - там уже за сборную играть. В футбол, в хоккей все играли во дворе. Чтобы девчонкам понравиться, что нужно сделать? Либо чемпионом стать, либо..?  

Молодцова: Нарядиться.

Сюткин: Да что там, нарядиться... Если джинсы есть, уже считалось, что ты с другой планеты. Нарядиться было почти невозможно. И никто не ставил такой задачи, я помню. А гитара - да. Битлы... Такое время было! Я его называю ламповым. Очень по-доброму вспоминаю. Хотя много было ненужных сложностей и лишений. Но молодые были. И с гитарочкой, потихоничку степ-бай-степ, как говорится. Здесь барабанчики, здесь ансамбль. Здесь раз успех, здесь уже играешь на танцах. Во-первых, спасло от того, что я пошёл... многие же там...  Алкоголь, драки, тунеядцы. А тут всё время при деле. Деньги стал зарабатывать этим рано.

Молодцова: Девчонки любили?

Сюткин: Ну... не без этого, да.

Минаев: Правильно. Парень-то с деньгами. Да ещё и с гитарой!

Молодцова: Кажется, нет ни одного человека, который бы относился к вам резко отрицательно. Создаётся такое впечатление. Почему вас все любят?

Сюткин: Воспитанный. Родителям надо спасибо сказать.

Молодцова: И скромный.

Сюткин: Когда кто-то вокруг ведёт себя не очень вежливо, я всегда говорю: «Вы знаете, а Паганини своего сына Николу лупил как сидрую козу за каждую провинность». На меня так смотрят, мол, причём это. Я говорю: «Не всем так везёт с родителями!»

Минаев: Вспоминая былые годы, когда вы только начинали заниматься музыкой, вы находились в настоящем андеграунде. Прям чистейшей воды. А сейчас наоборот вы один из самых любимых, известных исполнителей в нашей стране. Когда интереснее-то было?

Сюткин: Хочу сказать, если вы про партию и правительство не пели, то вы сразу в андеграунде были. Такой андеграунд, на самом деле... Какое-то время был период копировки. Исполнили Creedence, Deep Purple. Beatles сложнее, у них многоголосый вокал. А в ансамбле мы вдвоём только пели. И то, когда вокалист заболел, а я заменил, тогда я на фронт и попал. А так-то я подпевал. Обычно у нас такой штатный красавец на фронте.

Минаев: Фронт - это всё-таки солист.

Сюткин: Да, фронтмэн. На авансцене. Поэтому это даже не только к музыке относится. Я не устаю это повторять: будьте заняты. Это самое лучшее лекарство на земле. Самое дешёвое, но самое эффективное, когда вы заняты, к вам не прилипают никакие болячки. Вы не ищите, чем бы заняться, вредные привычки проходят стороной. Вот я был занят.

Минаев: И поэтому так прекрасно выглядите.

Сюткин: Не без этого.

Минаев: Это я к тому, что, друзья, не отвлекайтесь! Работайте!

Сюткин: Увлекайтесь, найдите своё любимое занятие, сделайте это профессией. И у вас будет ощущение, что вы никогда не работаете.

Минаев: Вы не народный артист России?

Сюткин: Как говорил Николай Басков в своё время: «Любимый народом, но, к сожалению, пока не народный». Я к этому отношусь абсолютно нормально. У нас же нужно, чтобы так звёзды совпали, чтобы кто-то там попросил. Сам я писать не буду по принципиальным соображениям.

Минаев: А есть люди, скажем так, которые сами пишут «дайте»?

Сюткин: Не есть, а это просто так устроено.

Молодцова: Просят? Серьёзно?

Сюткин: Кто-то должен на тебя подать. Это не так происходит: взяли и вручили. А подаётся документ, что человек такой-то, ему предлагаем. Актёрам драматическим - им проще. Это руководство театра. А я что? Индивидуальный предприниматель всю жизнь.

Молодцова: Саш, давай подадим?

Минаев: Давай подадим!

Сюткин: Так примерно и было. Мне 50 лет исполнилось, друзья взяли и подали. А сейчас - жду пока, жду.

Минаев: Складывается ощущение, что вы не очень-то любите экспериментировать с музыкальными материалами.

Сюткин: Да я не умею просто.

Минаев: Рэп никогда не читали. Панк-группы у вас нет.

Сюткин: Важное замечание. А точнее пожелание нашим радиослушателем: делайте свою работу. Если вы начнёте делать чужую, кто-то начнёт делать вашу.

Минаев: И можно остаться без неё.

Сюткин: Мой рок-н-ролл 60-ых. Никаких синтезаторов. Да простят меня молодые люди. У них там компьютер обязательно. Как вы только видите барабанщика в наушниках - бегите! А мы можем в любом месте остановиться и сказать: «Хоп! А давай другую сыграем!»

Молодцова: В скандальных хрониках вас тоже как-то не видно? Как удалось избежать громких разбирательств?

Сюткин: Не получается. Каждый человек имеет ту жизнь, которую хочет. Многие говорят: «Да невозможно! Как я могу без охраны!» Но ему просто подсознательно нравится это. А меня категорически раздражает лишнее. Я вообще пытаюсь обойтись самым минимальным количеством - я это слово не люблю - персонала. Ну, тех, кто рядом. Если один человек у меня в группе - у него полный универсализм. Звукорежиссёр и администратор решает у нас все вопросы - и по авиаперелётам. Директоров у меня нет. Я от них избавился.

Молодцова: Экономите?

Сюткин: Это, знаете, разумное мнение. Самое главное не в экономии средств. Они же все разговаривают вокруг. Когда мало народу - этого легче достичь. Я люблю, когда мало.

Минаев: Светлана из города Ярославль дозвонилась. Светлана, доброе утро!

Светлана: Здравствуйте!

Минаев: Не теряйте времени, знакомьтесь с Валерием Сюткиным, может, такого шанса в жизни больше и не представится.

Светлана: Здравствуйте, Валерий! Очень приятно дозвониться и услышать ваш голос.

Сюткин: И мне радостно.

Светлана: Хотелось бы задать вопрос. Есть ли у вас друзья среди музыкантов? Настоящие друзья. Не приятели или знакомые. И вообще, возможна ли дружба между музыкантами?

Сюткин: Конечно, возможна. Но это, в основном, мои ровесники, честно вам скажу. У меня есть замечательный юный сонграйтер Ромарио, «Москва-Нева» для меня написал. «Целуйтесь медленно». И ещё одну мы сейчас готовим. «Без варежек» он тоже написал. Это из молодёжи. А старая, проверенная временем компания, безусловно, это Коля Расторгуев, Сергей Мазаев – уважаемые люди. Леонид Агутин.

Молодцова: А конкуренция присутствует?

Сюткин: Это должно быть. Сближает что? Вместе пройденные какие-то вехи. Вы же знаете, сдавали программу в каком-то 84-ом году. «Здравствуй, песня»! Все там были, в том числе Игорь Матвиенко. В гримёрной паниковали, что нам написать. Первое знакомство. Потом ты видишься через два года, через три. Потом сделали с Колей песни, он их поехал представлять куда-то, как конферансье. Ещё закрепили. Потом помочь надо. Оп! – сделали. Потом юбилей полувековой у Коли. Провели. Не так часто, но точно. Андрей Макаревич, Евгений Маргулис.

Минаев: А чем занимаетесь, когда встречаетесь? Чай пьёте?

Сюткин: Конечно, да.

Молодцова: Как честно-то!

Сюткин: Обсуждаем. Честнее, если сказать, это такая проверенная временем коллегиальность. Потому что по гамбургскому счёту – у меня есть один парень, с которым я с детского сада, мы с ним с удовольствием до сих пор общаемся. И есть в жизни очень близкие люди – не публичные. И говорить их фамилии и имена – как-то даже… Главное, что мы есть друг у друга. Никакой популяризации они не требуют.

Минаев: Ну, тогда за дружбу!

Минаев: Как вам кажется, почему музыка 70-х, 80-х и 90-х до сих пор остаётся популярной? И может ли вообще современная музыка достичь такого же результата, такой же актуальности?

Сюткин: Достичь не сможет по причине: время другое. Музыка немножко была другим для людей. Это не было побочкой, звучащей из любого электронного устройства. Сейчас музыки так много! Эта лавина в большинстве случаев всё сделала позже. Явно видно, откуда руки растут. Таких прорывов как Beatles, Sting… Даже не количественно, а, самое главное, качественное. Но это, с одной стороны, брюзжание пожилого человека, который всегда скажет, что в его время солнце было ярче. Но действительно, очень важно, чтобы это была музыка, созданная людьми, для которых это был не бизнес, не ремесло, а воздух. И люди без этого просто не могли. А сейчас немножко меньше имеет место быть вот эта глубина. Знаете, нежность и чувство юмора – вот, что такое глубина. То ли нежности меньше, то ли чувства юмора. Но глубины – меньше.

Минаев: Понятно. Так, но мы в любом случае хотим закончить сегодняшнюю встречу. Валерий, надо пригласить наших радиослушателей в "Олимпийский". 9-ого числа ведь встретимся на сцене?

Сюткин: Бездонное море удовольствия ожидается, если 9-ого числа вы придёте в "Олимпийский" и окунётесь в лучшие произведения, которые создали мастера сочинения песен от всей души. Во всяком случае, я, Валерий Сюткин, сделаю это на полную катушку! 

Назад