Александр Любимов - телеведущий, журналист и продюсер

Александр Любимов - телеведущий, журналист и продюсер

Минаев: Утреца всем добрейшего, друзья!

Молодцова: Доброе утро!

Минаев: Конечно, доброе! Сегодня пятница. И сегодня тридцатилетие программы «Взгляд».

Молодцова: Ух ты!

Минаев: Это юбилей, это серьёзно! Александр Любимов, человек из телевизора у нас сегодня на радио.

Любимов: Доброе утро!

Минаев: Доброе утро, Александр. Поздравляем вас с надвигающимся юбилеем программы «Взгляд», о которой бы хотелось поговорить. Почему именно эта программа достойна такого внимания? 30-летие, юбилей. Вы много сделали для телевидения, а эта программа стоит особнячком.

Любимов: Она совпала со временем, когда страна вообще не понимала, куда двигаться. И мы были таким же гражданами Советского Союза, которые сидели с другой стороны видеокамеры. И вместе со страной искренне искали какие-то выходы из этого. Она выходила за ситуации, когда был дефицит информаций, эмоций. Был честный разговор. Вот этим она была замечательна. Она не похожа на телевидение вообще. Это неформальная история. Там был квадратный стол. Это же совершенно не телевизионная история. Обычно телеведущие сидят в каких-то футуристических, неземных антуражах, чтобы было красиво.

Минаев: Это была квартира, студия?

Любимов: Скромный, сиротский, белорусский интерьер типа стенка. Мы сидим за столом друг перед другом, как на обычной кухне.

Минаев: А кто-то был на верхнем ярусе?

Любимов: Да, ещё была кухня. Ещё одна идиотское изобретение. Взяли непрофессиональных ведущих. Вышли в эфир с программой без названия. Это просто про наших продюсеров – Сагалаева, например. Талантливейшие люди! А кухню, декорации построили так высоко, что камеры не могли показывать.  

Молодцова: Вы написали книгу: «ВИD на ремесло. Как превратить талант в капитал». Вы как считаете, любой талант можно превратить в капитал? Или какой-то особый?

Любимов: Любой человек талантлив точно. Но у каждого свой талант. Из многих водителей, которые у меня были, один стал моим партнёром. У него нет образования, но мы партнёры по бизнесу. Когда он был моим водителем, он всё чего-то находил, всё чего-то ему не хватало. А когда он стал моим помощником, я понял, что человеку просто нужно что-то больше в жизни, чем стать водителем.

Минаев: Если что, я тоже рулить умею.

Любимов: Водители нужны, да.

Минаев: Касаемо книги. Какой смысл писать книгу про телевидение, про то, что можно посмотреть?

Любимов: Это последняя книга, которую вообще имеет смысл читать в жизни. Сейчас читать уже не модно. А за 305 рублей вы берёте бумажный предмет...

Минаев: ...бумажный телевизор.

Любимов: Там qr-коды. Вы сканируете в телефон и тут же смотрите интервью.

Минаев: Мама дорогая!

Любимов: там Сагалаев, Иван Демидов и другие.

Минаев: То есть это не книга в прямом смысле слова, это книга с прибамбасами и наворотами?

Любимов: Точно.

Молодцова: Программа «Взгляд» в своё время открыла стране много рок-музыкантов. Они были неизвестны прежде широкой аудитории. У вас были проблемы из-за трансляции полуподпольной этой самой музыки.

Любимов: Проблемы были постоянно. Но самая знаменитая история - это «Наутилус Помпилус». Они совмещали в себе и остроту текстов, и очень резкую музыку, и резкое исполнение. Вертикаль наших руководителей очень плохо реагировала.

Молодцова: Влетало вам?

Любимов: Постоянно. Елена Масюк, ставшая потом очень известным журналистом, она начинала во «Взгляде». Она поехала на Казанский вокзал. Прикинулась там проституткой. И сняла остросоциальный сюжет о недостатках советского общества. Дальше некий юный ведущий Александр Любимов вышел в эфир с лицом. И сказал, что такие вот есть язвы в советском обществе. И про это свердловская группа «Наутилус Помпилиус» написала песню «Скованные одной цепью».

Минаев: Хитрецы!

Любимов: Мы такие, да. Единственная программа, где запрещали Пугачёву.

Минаев: А каким образом можно запретить незапрещаемое? Я про Аллу Борисовну.

Любимов: Новейшая песня была её «Бей своих, чтобы чужие боялись». Припев, может помните.

Минаев: «Белая ворона…», да.

Любимов: Это была премьера. Тогда вся страна знала о премьерах песен, их было очень мало. Но Алла всегда была мега. И в этот день сняли с поста первого секретаря московского горкома партии Бориса Николаевича Ельцина. И вся наша вертикаль поняла, что мы это знали заранее. Потому что Резник написал заранее стихи. Алла Борисовна успела спеть, подготовиться, мы сняли клип - Игорь Иванов снял в студии «Взгляда» её клип. Мы были готовы к этому событию. Вся партия не знала, а мы знали.

Минаев: Сначала появилась программа «Взгляд», потом телекомпания «ВИD».

Любимов: Потом мы разрослись на два федеральных канала.

Минаев: «Музобоз» появился. Это же ваших рук дело.

Любимов: Да, конечно.

Минаев: Иван Демидов, человек в чёрных очках. По-моему, он в кадре за всё время программы ни разу очки не снял.

Любимов: Сейчас я ему позвоню, спрошу об этом.

(смеются)

Минаев: На самом деле, можно сказать, что для нашей попсовой эстрады программа «Музобоз» была стартовой площадкой: «Лицей», Наталья Ветлицкая, «Технология». А возможна ли сейчас какая-то программа на телевидении, которая может как-то вот так вот дать путь артистам начинающим? Ну, которые однозначно пойдут - не так, как в «Голосе», когда блеснули и всё.

Любимов: Однозначно так не бывает сейчас. Потому что, во-первых, очень демократичный рынок. Огромное количество людей это делает в интернете. Куча проектов. Их популярность по-разному меряется. Каждому своё. Тогда было очень мало мест, где это можно было делать. Во-вторых, индустрия была меньше. И она была дороже. То есть вход в неё был дороже. Потому что записать музыку, снять клип - это стоило чудовищных денег. Но если «Взгляд» - это была история музыки со смыслом, то о «Музобоз» это была история о музыке в качестве. Мы делали «Фабрику звёзд». Уже такие технологии, когда, по сути, вы создаёте медиа-бренд. Какого-то масштаба. А дальше он гуляет по стране. Сколько у нас было «Фабрик»? Шесть или семь? Не помню. В каждой по двадцать. Получается рота.

Молодцова: В 1992 году один австрийский журналист написал, что вы на тот момент были одним из самых богатых людей СССР. Это правда?

Любимов: Я думаю, самый богатый. Я сказочно богат, потому что люблю жизнь. Я умею её любить каждый день. Сколько уже лет просыпаюсь каждый день и мне прямо радостно, что я жив.

Минаев: Мы крутимся всё равно вокруг «Взгляда», «ВИD». Логотип телекомпании «ВИD» - это керамическая маска китайского философа Го Сяна.

Любимов: Да ладно? А я думал, моё лицо!

Минаев: Нет, мы выяснили, кто это. А почему не наш человек? Не Лев Толстой, например?

Молодцова: Импортозамещение своеобразное.

Любимов: Мы вообще люди очень легкомысленные. Осталась неделя до нашего эфира уже в составе телекомпании «ВИD». Мы сделали много разных программ, «Поле чудес» и так далее, и так далее. Мы срочно искали, что делать. Владик, у него была начинающаяся влюблённость с барышней, которая работала в музее народов Востока. Известный тоже на телевидении человек взял камеру, поехал туда. Они там нашли какую-то более-менее похожую на то, что мы хотели. Может, это и не император. Я считал так до прихода к вам. Но в принципе у него на голове лягушка. Это символ на востоке духовного богатства. Мы так решили, что нам важно продемонстрировать, что мы не просто богатые, но ещё и духовные.

Минаев: Типа культурные люди.

Любимов: Заберём всё, но не дорого.

Минаев: «Последний герой» - телешоу известное, вы один из авторов этого телешоу.

Любимов: Продюсер.

Минаев: Говорят, что никто из авторов и продюсеров ни разу не был на острове, где всё это снималось.

Любимов: Но это не так, вы что.

Молодцова: Были?

Любимов: Постоянно. Но поскольку программа одновременно снимается, там сложный монтаж, выходит в эфир... Я обычно летаю. Когда был «Последний герой», у меня в месяц получалось 7-8 перелётов трансатлантик. Ты летаешь, смотришь монтажи, сдаёшь эфир, летишь обратно. Туда, где слоны, тигры и вся эта жуть.

Минаев: А вы никогда не пробовали проходить испытания?

Любимов: Я бы с удовольствием. Но у меня были проблемы. То слонёнок украдёт штатив от камеры. То к тигрице поплывут тигры. Я не знал, что тигры плавают. Они же кошки.

Минаев: Может, это не тигры? Может, кто-то в полосатых купальниках?

Любимов: Нет, это были тигры. Они плыли. Потому что любовь - она сильнее физических слабостей, понимаете? Не только у людей, но и у тигров.

Минаев: В это поверим. А та знаменитая история, когда Николай Николаевич Дроздов всех накормил?

Любимов: Ночью пришёл. Там же внешний периметр. Основная же наша продюсерская ответственность - это здоровье этих людей. А там же яды, всякие скорпионы. Он вышел на внешний периметр. Идёт ночь, мы все спим. Там стоит МЧС. Он с ними долго разговаривал про то, что он - величайший биолог современности - что никто не ставит под сомнение. И говорил, что знает, каких лягушек можно есть. Вышел за периметр, собрал, сделал плов - для себя, для Сташевского, для Децла.

Молодцова: И где все эти люди теперь?

Любимов: У нас там капельницы... Они были на грани. Честь Николаю Николаевичу - он правильных взял жаб, не ядовитых. Но эти же жабы живут рядом с маленькими красненькими лягушечками, которые смертельно ядовиты. И  они кожей соприкасаются. Поэтому таким образом яд попал в плов, который он приготовил. И отравились.

Минаев: Я думал, лягушки стали ядовитыми от испуга. Или, когда их начали класть в плов.

Молодцова: Не тритесь об кого попало.

Минаев: Ещё одного мальчика пригласим в эфир. Это Станислав из города Пермь. Станислав, доброе утро!

Станислав: Доброе!

Минаев: У вас есть возможность, которой грех не воспользоваться, познакомиться с Александром Любимовым, пообщаться и не по телевизору, а по телефону.

Любимов: И по радио.

Станислав: Это очень удивительно. Тем более, что заочно мы знакомы через телевизор.

Любимов: Считайте, что я у вас был дома неоднократно.

Станислав: У меня есть вопрос к Александру. Говорят, что вы когда-то играли на музыкальных инструментах. Если не секрет, что вы исполняли. И, может быть, вы до сих пор продолжаете эту музыкальную деятельность.

Любимов: Я не гастролировал, но зарабатывал, да. Играл в основном узбекскую музыку, потому что работал в ресторане «Узбекистан».

Молодцова: Кем вы только не работали.

Минаев: Я даже в тупике после этого.

Любимов: Это было богатейшее место. Люди, которые с центрального рынка приходили со своей добычей туда кутить были очень богатые. Обычно мы стоим: «Наш ансамбль заканчивает свою работу! Заканчивает свою работу!» Они начинали пятёрочки давать. Это где-то с 11-ти ночи. С 12-ти уже по десяточке. С часа - тогда же все рестораны были официально до 11-ти в советские времена - уже по 25. А к четырём тебе уже дают сотку за песню. Приходишь домой рано утром. Мама на тебя смотрит. А у тебя два мешка окровавленных в карманах. Гитары ведь самодельные были. Делали грифы сами, ровно сделать не смогли. Поэтому когда всю ночь играешь, сначала волдыри, потом кровь.

Молодцова: Ой, ужас!

Любимов: И ты смотришь на маму, и бросаешь на пол два окровавленных комочка. Которые вместе составляют полугодовую её зарплату.

Молодцова: А что за музыку заказывали?

Любимов: Просто узбекская музыка (напевает).

Минаев: А на чём исполняли?

Любимов: Электрогитара. Советские хиты плюс узбекская музыка. Это был наш формат.

Минаев: Вы просто инструменталист, не пели?

Любимов: Нет, не пел. К сожалению, выпадало это редко. Мой учитель по гитаре - я учился на классической гитаре - он уезжал, когда на гастроли, он меня оставлял, чтобы его намоленное место, где он зарабатывал, не пропало. Мне было-то 16 лет.

Минаев: Может, что-то на узбекском языке можете напеть по памяти?

Любимов: Я не пел. Я уже даже сыграть-то не смогу.

Минаев: Хотелось о вас непосредственно поговорить. Ведь ваш отец разведчик.

Любимов: Есть такая проблема.

Минаев: А почему проблема?

Любимов: К счастью, неизвестный разведчик.

Минаев: Ну, наверное, известный разведчик - это плохой разведчик.

Любимов: Разведчики известны, если они провалились. Он же, скорее всего, известный писатель.

Минаев: Вы всегда знали, что ваш отец разведчик?

Любимов: Нет, узнал в 86-ом году. Мы ехали по Золотому кольцу. И я фотографировал папу на фотоаппарат. Подошёл красноармеец и стал меня отгонять. Оказывается, там был шлюз. Раньше нельзя было фотографироваться рядом со шлюзами. Был скандал. Мы на автомобиле «Москвич 412» - у папы была такая машина - отошёл к машине, из бардачка вытащил какое-то удостоверение и показал ему. И ночью, когда мы разбили палатку, я пошёл, залез в автомобиль и ужаснулся. ГКБ СССР. Раньше же разведка входила в то, что сейчас ФСБ.

Минаев: Как вы сейчас к этому относитесь?

Любимов: У нас был разговор и я узнал, что вообще существует такая работа. Что он никакой не дипломат, а прикидывается дипломатом.

Минаев: А профессия продюсера похожа чем-то на профессию разведчика?

Любимов: Сидишь там, связь у тебя с центром непонятная, виртуальная. И когда этот сигнал не доходит, ты разведуешь и теряешь даже представление о том, стоит ли это делать. Бывают великие люди, например, человек, который просто выше всех в мире. Такой был Ким Филби, с которым моему отцу удалось сотрудничать. Недавно выставка открылась про его судьбу - очень интересная. Он 30 лет завруководителя английской разведки. Руководит направлением «Россия». Ежедневно под видом уничтожения выносит из офиса по чемодану секретных документов в течение 30 лет. А когда его в первый раз допрашивали - три года он сидел на допросах - знаете, как он умудрялся обмануть контрразведку?

Минаев: Он говорил: «Это не я»?

Любимов: Нет, основная проблема, когда вам задают одни и те же вопросы в разные дни - вы отвечаете по-разному. И потом вас ловят на этом. Это стандарт следственных мероприятий. Он заикался в жизни. Он когда отвечал на вопрос, начинал заикаться, а в это время думал, вспоминал, что же сказал вчера.

Минаев: Что хочу сказать по этому поводу: делаем из своих минусов огромные плюсы.

Любимов: Это пример самопрогрессирования.

Минаев: У нас как-то время быстро пролетело. Я хочу ещё раз вас поздравить с наступающим 30-летием программы «Взгляд», к которой вы приложили силы, нервы, я так предполагаю, время, душу. Получилось у вас всё здорово, потому что до сих пор и «Взгляд» и «ВИD» на слуху. Всё это до сих пор людям доставляет удовольствие. Спасибо, что заглянули!

Любимов: Спасибо, что пригласили. Пользуясь случаем, всех, кто делал эту замечательную программу - а их сотни людей - хочу поздравить с днём рождения. Ребята, с праздником! 

Назад